Главная страница раздела ЦЕНТР ИНФОРМАЦИИ
НАЧАЛО  ►  БИБЛИОТЕКА  ►  АКТУАЛЬНАЯ ТЕМА  ►  КФС, ВЕТОМ и Здоровый образ жизни  ►  БАВ, пробиотики: ВЕТОМ, БИОСЕПТИН, НОЗДРИН ЛЕЛЯК

ЛЕКЦИЯ о ВЕТОМ текст аудиозапись А.И.Леляк

Приведен текст аудиозаписи лекции директора НПФ "Исследовательский центр" г.Новосибирск А.И. Леляк.

МОДЕРАТОР
15 окт. 2013 1:49

Лекция о Ветоме А.И.Леляк


Современный мир знаний о здоровье человека требует ввести новую парадигму о причинах заболевания. Согласно ей причина любого заболевания - дисбактериоз. Мы привыкли, что дисбактериоз - это только в кишечнике, однако это не совсем так. Наше тело буквально пропитано инородной микробиологической субстанцией. Мы - только гости в этом мире. На одну клетку тела в нашем организме приходится приблизительно 150 паразитов. Каждый из них выполняет свою роль в одном одном большом механизме микробоценозе. С этой точки зрения любая болезнь - это дисбактериоз - нарушение видового состава микрофлоры. Соответственно и методы лечения должны быть - не убить, но отнормировать этот видовый состав.

Я представляю вам научного руководителя, директора исследовательского центра Кольцово г. Новосибирска. Сегодня, вот, Александр Иванович, нашел время для того, чтобы рассказать о препарате, известном как Ветом.

Давно хотел я, чтобы мы пообщались, я, конечно, виноват, что не приезжал раньше, но как все у нас очень сложно, все как на войне. Все времени нет. Я здесь вижу много лиц знакомых уже, мы встречались, но вижу также много и незнакомых, поэтому я вкратце, пока не приехало телевидение, постараюсь описать, кто мы и откуда вся эта тема образовалась.

В свое время в Советском Союзе был очень серьезный проект, связанный с микробиологией и связанный с биологической безопасностью государства. В рамках этого проекта, под Новосибирском, в специальном месте, тщательно выбранном, даже розу ветров учитывали, было начато строительство микробиологического городка. Он называется сегодня «Кольцово», градообразующее предприятие – это НПО «Вектор», это часть системы Микробиопрома, тогда она была, такая система, сейчас ее нет уже, которая в частности отвечала за эту самую биологическую безопасность. Там построен фантастический город для микробиологов, таких мест на планете сегодня два, один аналогичный центр в Атланте, в Америке. Но, по нашему мнению, а также по мнению многих, он послабее, чем «Кольцово».

Это большая территория, огороженная забором, охраняемая, за которой стоят сотни корпусов, в части из которых можно работать практически с любой инфекцией, обеспечена система безопасности, там же храниться, в этом «Векторе» сегодня это - государственный научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор», там хранится коллекция особо опасных инфекций, с ней работают специалисты. Сегодня структурно он подчинен Роспотребнадзору.

К сожалению, вот во времена этих всех перемен, предприятие попало в тяжелую ситуацию, в рамках которой проект строительства вирусологического центра был свернут, были очень тяжелые времена, и из почти 5 тысяч сотрудников сегодня осталось 4 (тысячи), и то большая часть их работает в фирмах, вот, аналогично нашей фирме. Мы не «Вектор», хотя там же и живем, на той же территории, но в эпоху перемен мы приняли решение стать частными. Называемся исследовательский центр, со своими задачами, но, естественно, что среди задач мы выбрали то, чем мы занимались в «Векторе», и продолжили эту тематику.

Техническое задание на разработку подобных препаратов приблизительно можно было бы сформулировать так, что нужно было бы сделать некий препарат, который был бы способен справиться с любой инфекцией. Подобный препарат особенно уместен был бы в условиях катастроф биогенного характера. Они могут возникнуть и по природным причинам, могут возникнуть в результате террористических актов, как это нынче называется, но хорошо было бы иметь нечто, что съел и помогло, без особой там диагностики, тем более в условиях полевых диагностику провести затруднительно - чем, собственно, человек заболел.

Задача с первого взгляда фантастическая, не решаемая. То есть по факту надо сделать некую панацею, так не бывает. Ну, авторский коллектив, подумав, попробовал реализовать решение такой задачи, и в этой связи в этих препаратах реализована философия создания препаратов подобного класса. Авторы не пошли по пути решения задач с точки зрения создания некоего препарата от лечения конкретной болезни.

Априори известно, что если уж мы здесь собрались в зале, и живы - здоровы, и предыдущие наши поколения не вымерли в результате инфекционных болезней, которыми мы бесспорно болеем, и предки наши болели, то у нас есть защитные системы, которые способны справиться с любой инфекцией, ну, конечно, если они поступают в организм в разумных пределах. А если попробовать разобраться в том, как собственно работает такая защитная система, я говорю специально защитная система, поскольку избитое и всем известное слово «иммунитет» оно здесь всего лишь часть. Про иммунитет много разговора, но мало кто на самом деле понимает, что это такое, этот самый замечательный иммунитет. Поэтому - «защитные системы».
Примечание: Читайте: Иммунитет и иммунная система


Частично - я подчеркиваю, частично, авторам удалось в том, как же эта машина работает, каким образом реализуются защитные функции нашего организма от инфекции, поступающей из внешней среды. Философия приблизительно следующая, я специально остановлюсь на философии, потому что препараты, они все приблизительно одинаковые по механизму действия. Микробиологические препараты, только о них сейчас будет идти речь.

Наш организм, как и организм животных, в том числе, собственно, мы - тоже животные, хоть и «хомо сапиенс», вполне, с точки зрения микробиолога можно представить как колонию клеток. Это клетки видимые, вот, фибробласт, вот, вы видите кожу, клетки, из которых состоят органы, нейроны в мозгу, клетки печени, мяса и так далее. Плюс к этим клеткам микробные клетки – это грибки, это бактерии, это простейшие, это реккетсии, это микоплазмы и так далее. Все это у нас есть.

Около 2-ух процентов массы каждого из вас, сидящих здесь в зале - это микробы. Если иметь в виду штучный состав, то в каждом из вас микробов больше, чем клеток эукариотов. Если провести по размеру сравнительный анализ, то, например, клетка фибробласта, и клетка сенной палочки, находящейся вот в этом препарате, это все равно, что там четырехподъездная девятиэтажка и вы в ней. То есть они маленькие, но их много. В каждом килограмме наших какашек – триста грамм живой биомассы всегда, это норма. Причем состав микробный включает и так называемые элементы нормофлоры, которые должны быть: эякуоли, прочие микроорганизмы в желудочно-кишечном тракте, на коже живут тоже различные микробы, в органах живут микробы, в мозгу живут микробы, они живут везде.

Некоторые из них являются как бы нашими симбионтами и мы их называем нормофлорой. Есть микробы приходящие, в том числе сапрофиты, которые в этих флакончиках находятся, сенная палочка относится к разряду сапрофитов, то есть они приходят, делают свою работу и уходят, они не являются элементами нормофлоры.

Понятие здоровья, с этой точки зрения, это гомеостаз, то есть постоянство клеточного состава в части количества и качества клеток. Если мы научимся поддерживать гомеостаз, это самое постоянство, мы будем жить долго, счастливо, приблизительно триста лет.

При этом мы болеть будем, болеть мы обязаны. Если человек не болеет, это ненормально. Должны нарабатываться антитела, должна работать иммунная система, но другое дело как болеть. То ли болеть с тяжелыми последствиями, то ли переболел, и забыл. Скажем, вот мой последний грипп занимал полдня. Я утром заболел, в обед выздоровел. Ну, можно же так болеть?

Если мы это научимся делать, значит мы задачку решили. К сожалению, такой подход, он противоречит устоявшемуся на сегодня подходу в медицине. С точки зрения такого подхода стремление к стерильности – это самоубийство, это все равно, что с каменным топором влезть в космический корабль и постучать им по кнопкам. Наш организм складывался миллионы лет, и вот это равновесие клеточное, оно бесценно.

И если, например, в него вмешаться с помощью таких средств, как антибиотики, мало не покажется. Добра не жди. При применении таких радикальных средств, как сульфаниламиды, антибиотики, происходит что? Скажем, антибиотики, они уничтожают все микробы. Вирусы индифферентны к ним, реккетсии индифферентны, часть грибков, ну да, может быть помрет, а бактерии точно помрут. И вы из всего этого царства, которое складывалось миллионы лет, из нормофлоры, берете и вычеркиваете целый пласт микробов. А свято место пусто не бывает, система начинает релаксировать, и эту пустую нишу начинают заполнять наиболее злобные из микробов, прежде всего вирусы.
Примечание: Про Бактерии и вирусы популярно

Отсюда сегодня в мире, здесь врачи наверняка есть, вы все прекрасно знаете, что наиболее широко сегодня распространены вирусные заболевания. Так это мы сами устроили. И прежде всего с помощью конкретного биологического оружия – антибиотиков. Вернее, скажем так, бездумного применения антибиотиков. Сами по себе антибиотики – да, это величайшее достижение, которое спасло миллионы жизней, но их нельзя применять так, как применяют сегодня. Их применяют в виде пищевых добавок в корм, особенно животным, стимуляторы роста и развития вот, пожалуйста, антибиотики, имеют широкое применение. Их применяют в качестве консервантов, врачи их назначают по поводу и без повода. Человек пришел, болеет гриппом, ему антибиотик прописывают, ну и чем он поможет, скажите, пожалуйста? Кроме того, что он испортит этот самый замечательный микробоценоз.

Последствия их применения – ну вот я люблю пример, автор которого уважаемая мною доктор Мурова, земля ей пухом, она умерла в почтенном возрасте в Перми, 95 лет ей было, пример, связанный с ангиной, когда человек пришел, ему прописали антибиотик.

Ангину вызывает стрептококки, инфекция, бетагемолитические стрептококки группы А. Они присущи только нам, они персестируют только в виде хомо сапиенс. У других там В, C, D, у животных, а у нас группа А. Он вызывает рожу, он вызывает ангину, еще ряд экзотических заболеваний, но тем не менее, он является элементом нормофлоры и местом его обитания является прежде всего лимфа наша. Лимфосистема. Когда вы применили антибиотик, уничтожили, вылечили, главное, вообще-то, перестали болеть, но сталось с организмом в части вот только стрептококка этого.

Исходов 2. Первый – концентрация антибиотиков удалось, вот так вот, угадать. Его не рассчитаешь, сколько его нужно применить, чтобы убить. Прописали приблизительно, это не математика. Если убили все, что маловероятно, реализуется такая система. Сегодня вот с вами о тромбах уже говорили, да? А этот самый замечательный микроб нарабатывает очень много различных ферментов, которые поступают в кроветок, и выполняют определенную работу у нас в организме.

Но среди этого многообразия есть стрептокиназы. Стрептокиназа – этот фермент – он нормирует вязкость крови. И, нормальная вязкость крови – 4,5 относительно воды. Если мы убили этого самого замечательного кокка, то у нас стрептиканаза не поступает в кроветок, вязкость крови изменяется, у человека циркулирует вазелин. Дальше, по моему, рассказывать не надо, какие могут быть последствия, не надо быть медиком, да. Микротромбы в капиллярах. Капилляры, они не ремонтируются. Если возник микротромб, организм его растворяет. Следствие этого процесса – сокращение длины капиллярной сети. Мы можем получить тромбоз, инфаркт.

Инфаркт это что – микротромб сердечной мышцы. Сердечная мышца голодает, с голоду дохнет. Инфаркт у человека, да? Ишемические заболевания, целый пласт. Ну и так далее, можно пальцы гнуть, включая рак. Одна из основных причин ракообразования – в том числе сокращение капиллярной сети и нарушение, как следствие, нарушение обмена веществ в каком-то конкретном месте. То есть туда не поставляется строительный материал и биологически активные вещества, оттуда не выводится продукты метаболизма клеток, скажем, печени, да?

Клетка пытается приспособиться, и она трансформируется, как все живое, пытается выжить, в более устойчивую, раковую. Образовалась одна, к ней вторая, пожалуйста, вот опухоль. Опухоль выстроилась, начинает защищаться, она вокруг себя выстраивает целую систему защиты, ее уже ничем не прошибешь. Человек заболел. А всего-то ангину вылечил.

Второй исход: мы не добили этого кокка антибиотиком. И он начал трансформироваться. То же приспосабливаться. Все живое, оно пытается выжить. Явление резистентности, оно, наверное, все знают, существует. Явление, когда микроб пытается приспособиться, то становится резистентным. Конкретно это реализуется, в частности, в трансформации белков, которые встроены в мембрану клетки, в стенку.

Вот есть сегодня в Америке, оно очень распространено это заболевание, по понятной причине, потому что там антибиотики прописывают вообще всем подряд, потому как если их не прописали, есть основания подать в суд и его выиграть. Они очень любят судиться, поэтому врач всегда вначале прописывает антибиотики, то есть как бы Америка это такой большой - большой полигон для выведения новых инфекций получился. Он трансформируется таким образом, что основным продуктом его жизнедеятельности, этого стрептококка, становится гиалуроновая кислота. Гиалуроновая кислота хорошо растворяет фибробласт, кожу. У человека выскакивает прыщ, через два-три дня он умирает без кожи, кусок мяса. Такой исход. Но это я описал, какие последствия только одной бактерии, бета гемолитического стрептококка. Что произошло с остальными, можно долго рассказывать, да?

Мы вот эти лекарства - не называем лекарства, мы называем их корректорами. То есть это устройства для коррекции микробоценоза. Оказывается, в природе, кроме внутренних защитных систем - существуют внешние. И животные, и мы являемся системой открытой. В физике вот есть такое понятие «открытые системы». То есть для нас микроорганизмы, которые живут в окружающей среде, являются средой обитания. Мы живем, не мы тут хозяева, они тут хозяева. 90% биомассы планеты состоит из микробов, а мы в ней гости, скажем так. Ну не совсем гости, мы тут живем, но как бы ну для нас что воздух, которым мы дышим, что микробы, которые нас окружают, контакт должен быть. Он реализовывался миллионы лет и если его убрать, - жди беды. А мы его убрали, но убрали закономерно, поскольку наша цивилизация развивается как техногенная цивилизация, да? Что такое природные условия и этот самый замечательный контакт с той биомассой, в которой мы, среди которой мы выросли, мы уже не представляем, да? Кто из вас часто в лес ездит, например, но и в лесу уже совсем не то, потому что цивилизация изменила и состав атмосферы, и состав почвенных микробов, все эти ассоциации, они трансформировались.

Но, одним из основных микробов, которые живут в почве, являются вот в основном те, что вот в этих флакончиках. Сенные палочки и их ближайшие родственники. В частности, скажем, бациус лециниформис, наиболее такой близкий родственник. Эти микроорганизмы являются венцом развития рода бациус. То есть в их ДНК, в бортовом компьютере, содержится максимальное количество информации о том, что с этим микробом происходило и как он пытался выжить. Все это записано вот в этом бортовом компьютере. То есть аналогия с компьютером здесь вполне уместна. Это жесткий диск вот этого устройства, которое мы называем микробом.

Вот, а информация там записана простейшая. Так же, как и в нашей среде, как и в среде животных, у них идет постоянная борьба за еду. Как бы выжить. Как бы не помереть с голоду. В результате они наработали инструменты для выживания. Скажем, попадая в среду, где много патогенов, данный микроб выделяет специальные вещества, которые подавляют их рост и развитие. Таким образом завоевывает себе экологическую нишу и питаются.

Почему при их использовании прекрасно лечится любой дисбактериоз? Вы привыкли, что дисбактериоз может быть только в желудочно-кишечном тракте, это вовсе не так. Дисбактериоз – это нарушение той самой экологической, экологического равновесия, микробного. Ну, скажем, очень характерный пример дисбактериоза - вон товарищ в третьем ряду.

Аллопеция. Лысина – это инфекционное заболевание, которое вызывают грибки, заселившиеся в луковке.


Это конкретный дисбактериоз в этой части тела. Но он как бы видимый хорошо, потому как волос весь вывалился. Все прекрасно видно. Соответственно и лечить его тоже надо с пониманием. То есть аллопеция лечится достаточно легко. Надо убить грибка и заселить корректоров. Они сами восстановят микробоценоз, шерсть снова начнет расти. Но он характерный.

Как бы любое инфекционное заболевание – это дисбактериоз. Нарушение численного состава. И идеология лечения – не убить, а отнормировать. Вот если мы научились не убивать, а отнормировать, значит все у нас получилось. Вот мы чуть - чуть это научились делать.

И если конкретизировать это по препаратам, вот много как бы вопросов, наиболее широко применяется вот этот, Ветом -1. Это наш первенец, и авторский коллектив как бы его сделал первым. Патент на штаммы, он у нас совместно с «Вектором». То есть вот тема она шла, была брошена, мы ее подняли, продолжили, но справедливость попытались восстановить, то есть мы ее довели до конца уже как частная фирма. И патент оформили на «Вектор», в его сегодняшнем виде, и на исследовательский центр, вот, 50 на 50, там где-то 35 авторов. Кого-то мы забыли, но основную часть авторского коллектива все-таки не забыли. Из тех, кто вот 3 десятка лет трудился в этой теме. Здесь очень большой вклад в эту тему вложил Киевский институт микробиологии, который был соисполнителем. Они перебрали фактически все многообразие микробов, с целью найти, подходящего, скажем так, корректора.

Вот, остановились на сенной палочке, сегодня их известно около 3,5 тысяч, сенных палочек, с самыми разными свойствами. Среди них были найдены те, свойства которых нас устраивают. Дальше мы эти свойства усилили, отселектировали, научились поддерживать производственный штамм, это целая технология, как его поддерживать так, чтобы микроб свойства не терял. Они у нас как бы ходят в школу, учатся, научившись, мы их вставляем в препарат. Но если их попытаться размножить, свойства теряются. Он дичает. Почему у конкурентов и не получается украсть штаммы, хотя, казалось бы, вот, купи, размножь и … Свойства уплыли. Таких сенных палочек вон там в земле много. Копай да продавай.

Штамм, который здесь, выделен, найден в экологически чистых районах Сибири, уже который сюда вошел, конкретно, он оригинален, и свои антагонистические свойства, те свойства, которые позволяют подавлять рост и развитие инфекционных агентов. А что такое инфекционный агент, у него записано в бортовом компьютере. Он умеет как бы идентифицировать. Он это вынужден был научиться делать, иначе бы он умер с голоду. Он научился.

Скажем, попадая в желудочно-кишечный тракт, ситуация приблизительно такая реализуется, что он как бы идентифицирует окружение, определяет, вот это свой, вот это не свой, и нарабатывает вещества, которые убирают не своих, поскольку элементы нормофлоры ему помогают, пропитаться в этом месте. Они ему не враги, а вот инфекция – это враги. А инфекция от не инфекции отличается при таком подходе всего лишь аппетитом. Почему он сражается. Для него инфекция – это те, кто едят без меры. Инфекционные агенты обладают безмерным аппетитом. То есть попадая в организм, они его просто … они его не съедают, но они его насыщают токсинами. Организму становиться плохо и он умирает.

А вот сапрофиты – они бесконечно не размножаются. Они, как стая волков, нормируют свою численность. Чтобы было необходимо и достаточно, чтобы выжила колония. Плюс у них есть механизм, который нас в процессе разработки очень устроил. Они живут, скажем, в желудочно-кишечном тракте фиксированное время, потом колония самоликвидируется, у нее есть этот механизм. У человека он живет от нескольких дней до месяца. Потом колония выходит сама, она самоликвидируется. И это ее природное свойство.

К нашим пращурам, эти штаммы, аналоги их, попадали вместе с грязью. С немытой морковкой, с овощами, фруктами. Но они попадали всегда. Выполняли работу и уходили. Аналогично эти же штаммы попадали на кожу. Они нормировали микробоценоз на поверхности кожи. Секрет русской косы в том, что наши замечательные девушки в сене кувыркались. Нация крестьянская, постоянное общение с сеном, с зерном, с пылью, с сенной палочкой. Она попадала в волосы, поэтому русская коса - до пят. Все оказывается проще, нежели казалось. Аналогичную работу эти же микроорганизмы делают в вагине у женщины, везде. В глазах. Они обязательно должны попадать в глаза вместе с пылью. Если они не попадают, то можно ждать беды, в том числе и катаракты. В том числе бляшек на роговице. То есть они должны попадать, ферменты, которые они нарабатывают, чистят роговицу.

Плюс они через глазной нерв попадают в мозг, и нормируют микробный состав в этой, в этом холодце. Наш мозг – это миелин. Прекрасная питательная среда. Ну, наверное, вы видели, как на холодце любят жить микробы, да? Вот если его забыть, на нем всегда вырастут колонии. Для них это сплошной пектин. Практически это то, что мы применяем в лабораторных исследованиях в качестве питательной среды.

Поэтому в мозгу… Мозг – это особенно вкусная вещь для всех микробов. Кто там только не живет! Не только микробы, но простейшие живут, глисты заселяются, цисты глистов, а вот поэтому в мозгах с годами больше песка, чем мозгов. Потому как цисты организм пытаются изолировать, кальцинируют, образуются кальциевые оболочки, и вот пожалуйста вам песок начинает сыпаться, как все говорят сыпется песок, имеет отношение к реальности.

Они должны попадать в нос, поскольку через слизистые оболочки, с пылью, у пращуров все это попадало с пылью. Дышать пылью в данном случае полезно. Это тоже прямая дорога в мозг. Вот если вы хотите подать лекарственный препарат в мозг, не надо его вскрывать, череп, надо закапать в глаза и в нос, и все. Да, там много не попадет, но что-то попадет. Надо, значит, отнормировать методику подачи.

Если вернуться к Ветому 1. Микроб, который здесь содержится, умеет нарабатывать что? Вещества типа антибиотиков. Они называются бацитрацины и лихениформины. Но по сути своей это полиеновые так называемые антибиотики. Но в отличие от врача вот этот микроб назначает их в том количестве, которое необходимо и достаточно для того, чтобы победить противника. Но он его всегда добьет. И никакой резистентности. А механизм то - тот же.

По уму на старте, вот, разработки антибиотиков надо было идти вот этим путем, а не выделять вещество в чистом виде. Но наш мозг так устроен. Мы любую задачу, для того что бы решить, пытаемся развалить на части, а потом сложить в кучку. Мы пошли этим путем. Сейчас мы вернулись на 100 лет назад. И начали как бы путь заново.

Плюс этот же микроб умеет нарабатывать широчайший спектр различных ферментов. Противолитических, амилолитических, целлюлозолитических, функция которых, скажем, в приложении к желудочно-кишечному тракту – это расщепление пищи, растительной, животной. То есть КПД желудочно-кишечного тракта увеличивается во много раз. Плюс эти же ферменты чистят стенки желудочно-кишечного тракта. С годами стенки имеют способность зарастать различными непереваренными остатками. Ракушками.

Функция этой мембраны базальной, она не то что важна, она архиважна. Она основополагающа для нас. Это вход и выход организма, да? Общая протяженность желудочно-кишечного тракта – около 200 квадратных метров, это футбольное поле. У вас в животе – футбольное поле. Причем это поле – это сложнейшая микробиологическая машина. Представляете, вы съели кусок мяса. Он у вас там разбирается на молекулы, молекулы сортируются, то, что надо, через проходную, через базальную мембрану, попадает в организм, что не надо, проходит мимо, плюс базальная мембрана оттуда, из организма, берет токсины и выводит их в желудочно-кишечный тракт и они опять пошли на выход, то есть это очень сложная машина, которая по своей функциональной предназначенности и по своей работе… Ну, нам еще как цивилизации до таких машин расти очень долго. Навряд ли мы в ближайшие лет 50 сможем воспроизвести подобное устройство, такой сортировочный завод. Поэтому содержание его в чистоте архиважно.

Если ваша базальная мембрана не работает, как надо, значит у вас в организме накопятся токсины, токсины накопились, жди беды, нарушения какие угодно. Хронические заболевания, названий в медицине очень много. Какой из них реализуется – ну, каждый по себе ощущает. То есть около половины болезней, а может и больше, которыми мы болеем, обеспечены неправильным функционированием базальной мембраны. Она у нас загажена, ее транспортные функции равны 0. Либо рядом.

Так вот эти ферменты, которые наши пращуры получали вот из этих микробов, потребленных с грязью, эту работу выполняли всегда. Чистили базальную мембрану. Они сегодня вот в этом препарате. Конечно, грязь сейчас есть не нужно, там уже совсем не то, что надо, наешься - чего не попадая. А здесь гарантированно то, что надо. То есть по факту мы ничего не изобрели, мы просто поставили на место. Где оно и было миллионы лет. Плюс этот же микроб нарабатывает еще и различные витамины, и он вообще красивый и фантастический.

Но в процессе разработки этого препарата мы очень всерьез озадачились состоянием того самого иммунитета, о котором много говорят. В его сегодняшнем понимании. И попробовали заставить его работать оптимально. Наиболее интересный инструмент, с помощью которого можно реализовать такую, решение такой задачи, это

интерферон альфа2 лейкоцитарный человеческий.


Этот белок открыт очень давно, это уже лет 40, наверное, прошло, индусом открыт, не нами. Не наш, не русский открыл. И нарабатывается он в организме в результате взаимного действия антитела и антигена. Скажем так. Он нарабатывается, когда конкретно, клетка крови, в данном случае Т4-клетка, так называемый хелпер, встречается с чужим. Это может быть вирус, это может быть бактерия, это может быть просто чужеродный белок. Вот они физически встретились, следствием этой встречи реализуется выброс информации в кровь.
Примечание: Читайте научно-популярное описание про работу и устройство Лимфоциты: Т-хелперы и Т-киллеры


Белок этот в данном случае всего лишь информация, это информационные технологии, так называемые, мы их так называем. Этот белок содержит информацию о том, как должен отреагировать иммунитет. Что там должны делать иммунные клетки, сколько имунноглобулина должно выработаться и какого типа, то есть как этого врага взять под белые ручки и выбросить. Вот если эта встреча не состоялась, иммунитет не отреагирует, у вас реализуется как бы дефицит иммунитета, СПИД. Синдром приобретенного иммунодефицита, не важно, по какой причине.
Примечание: Первыми встречают микробов-лазутчиков - патрульные нашей иммунной системы Гранулоциты и Макрофаги


Суть ВИЧ инфекции СПИД как раз в том и состоит, что поражается хелпер Т4-клетка.


Тот, который должен встретится с чужим. Интерферон не выбрасывается, значит, человек умирает от чего угодно, от любого чиха, поскольку его здоровая иммунная система не реагирует вообще никак ни на какую инфекцию. А она здоровая, она нормальная, но она не хочет реагировать. Потому что главнокомандующий, в данном случае хелпер Т4, выведен из строя. Здесь как бы аналогия с армией вполне уместна.

Так вот, когда открыли этот механизм, и инструмент, который его реализовывает, интерферон альфа2 лейкоцитарный, решили, что вот как бы она панацея от всех бед. Ну, действительно, ведь похоже на панацею. Ну, давайте мы его выделим, и в случае любого чиха мы его раз, вкололи, и все. Иммунитет заработал, инфекцию победил. Но панацеи не получилось, по ряду причин, и прежде всего по той причине, что этот белок в существующих препаратах вводится не естественным путем, ворота для введения не те выбрали. Внутривенное либо инъекционное. А организм его воспринимает в варианте не я свой, а я чужой. Как антиген. Но, тем не менее, препарат этот очень широко используется при лечении самых разнообразных заболеваний и занимает достойное место среди медицинских препаратов.

Зная эту информацию, мы пошли немножко другим путем, но с тем же инструментом. Мы попробовали ввести его через ту самую базальную мембрану, через желудочно-кишечный тракт. И как бы получилось. Но коли получилось, мы попробовали сделать следующий шажок - другой. Научить этого микроба его продуцировать.

А вот был вопрос, он генноинженерный, не генноинжерный. Если следовать определениям, ныне существующим, да, это генноинженерный. Но, если следовать логике, нет, он не генноинженерный, поскольку саму информацию наследственную бактерии мы не трогали. Она осталась такой, какая она была.

Авторы сконструировали устройство, которое в эволюции микромира содержится как бы… можно его поставить до вирусов. Это плазмиды. Плазмида – это грубо говоря, аналогию можно провести с ксероксом. Размножитель. Это колечко, в котором имеется один или два гена, а есть считывающее устройство. Вот когда она пробегает вот над этим геном, происходит самосборка копии. В данном случае искусственно собрали плазмиду, вшили туда ген интерферона и подселили к микробной клетке. Плазмида использует строительный материал клетки для сборки интерферона. Дальше он поступает через стенку этого микроба в кроветок.

Мы как бы сделали завод по производству интерферона. И когда человек съедает это препарат, у него в животе этот самый замечательный завод начинает работать. Туда микроб попал, размножился, и месяц подряд производит интерферон, ферменты, полиеновые антибиотики, которые уничтожают стороннюю микрофлору, и все это происходит пролонгировано во времени, ежесекундно. Весь этот месяц организм подвергается воздействию этих препаратов и коррекции соответствующей. В том числе и иммунного статуса. Все вроде как получилось замечательно, но, на сегодня, мы поняли, что мы вообще-то зря это делали. По большому счету. То есть эти наши усилия, они напрасны.

Но это понимание пришло позже, в процессе уже использовали этих изделий. Оно пришло вот с этим препаратом Ветом 4. В его основе лежит исключительно природный штамм, который можно и нужно потреблять регулярно, хоть каждый день, но лучше там один-два раза в неделю по капсуле скушать. Здесь действующее начало бацилус лециниформис. Ее максимальную активность она проявляет в тонком отделе кишечника. Он то сам по себе стерилен, должен быть. Только на самом выходе его живет микрофлора какая-то, а дальше, в толстой кишке, там уже Клондайк для микробов. Сама тонкая кишка она должна быть стерильной, но при наличии дисбактериоза о стерильности мечтать не приходится.

Оказалось, что существует очень жесткая связка между дисбактериозом, между микробной начинкой тонкой кишки и состоянием иммунных органелл, которыми изобилует тонкий кишечник. Говорят, что процентов 70 иммунитета вот именно в тонкой кишке. И состояние иммунного статуса всего организма напрямую завязано с состоянием иммунных органелл в тонкой кишке. Вот если им хорошо, то иммунитет работает оптимально. И получилось, что при коррекции с помощью бациус лециниформис наводится порядок в тонкой кишке. Через иммунные органеллы реализуется вот это взаимное действие с иммунной системой как таковой и количество интерферонов, эндогенных, собственных, не искусственных, которые здесь, увеличивается до оптимума. Ну это и альфа, и бета, и гамма, и прочие интерфероны, которые должны вырабатываться у нас в организме.

Ну, это понимание пришло позже. Тем не менее, как бы вот эти усилия, которые мы предприняли с Ветомом 1, они, не смотря на то, что должного эффекта в части интерферона мы не получили, но мы получили интересный результат в части его антагонистических свойств. Они, оказывается, изменились, буквально в десятки раз, то есть количество микробов инфекционных, которые он способен подавлять, увеличилось в разы. В варианте прямого антагонизма на чашке Петри. Антагонизм, вот, серии этих препаратов, антагонизм проявляется не всегда напрямую. Если, скажем, антагонизм относительно синегнойной палочки, штамм, который здесь имеется, это сенная палочка бацилус суптилис, в российской коллекции промышленных микроорганизмов она под номером 7092 присутствует, если он не нарабатывает прямых антагонистических возможностей, из этого не следует, что ту же самую синегнойную палочку он не подавит в организме. Оказывается, подавляет. Но, это реализуется уже через нас, как через машину. То есть он наводит порядок в желудочно-кишечном тракте, стимулирует иммунитет, иммунитет уже сам начинает разбираться дальше. А прямого антагонизма, чтобы взял и подавил, нет.

Плюс препарат обладает антагонистическими свойствами относительно вирусов. Ну, это вообще невозможно. Прямого антагонизма здесь в принципе не может быть, но тем не менее вирусные инфекции удается подавлять. Огромное их количество. Практически при любых вирусных инфекциях он уместен, другое дело, уж какой эффект, там 100%, или 10%, но всегда с плюсом. Но реализует он это опять же через ту самую защитную систему, которую он привел в порядок.

Все сложнее получается, но, тем не менее, всегда с плюсом. По факту, препараты такого класса уместно применять при абсолютно любых болезнях. В том числе и болезнях, которые требуют хирургического вмешательства. Поскольку, прежде, чем браться за нож, хирургу желательно привести те самые защитные системы в нормальное состояние, чтобы человек мог сам себя реанимировать после операции, а потом уже резать.

При инфекционных заболеваниях, как вы поняли, наверное, не инфекционных болезней, наверное, все таки, не бывает. Во всяком случае, с моей большой уже деловой практикой, я таких болезней не знаю. Начиная от инфаркта, кончая раком. Неинфекционных болезней не бывает. Это мое отдельное мнение, я на нем не настаиваю, каждый может иметь свое, но моя деловая практика, моя личная, говорит о том, что я их не видел.

Другое дело, что очень часто сложно сообразить, в чем же причина, какая инфекция вызвала, скажем, раковое заболевание. Сообразить сложно, потому что причины во времени от следствия далеко отстоят. А за этот период времени с объектом, с человеком, произошли тысячи событий. Вот какое из них было итоговым, большой вопрос. Но, причинно-следственная связь всегда наблюдается. Я увидел, например, такие связки, однозначные, поскольку у нас получается с плюсом, реализовать лечебный процесс, значит, где-то я прав. Например, трихомоны, эрозия вагинной шейки матки, рак вагинной шейки матки, рак простаты у мужчин, рак мозга, трихомоны очень любят мозг. Хилекабактер пиллари, вот у 70% здесь сидящих она присутствует, как и трихомоны.

Это так называемые оппортунистические инфекции, и вы, особенно в Москве, всегда с гарантией нацепляете. Оппортунистические это значит, извините, не выключил телефон, оппортунистические - это значит, что они бытовые. Поздоровались друг с другом, получили, в автобус сели, в метро зашли, вы их получили, они передаются либо контактно, либо аэрозольно, к ним относятся много болячек, в том числе и эти.

Хеликобактер пиллари,


известно, что она вызывает язву. Это знают, наверное, многие, да? Но при ее избыточном количестве, как правило, реализуется вот, маленькая-маленькая раковая опухоль в желудочно-кишечном тракте. Как правило, небольшая. Но эта опухоль характерна тем, что она дает метастазы практически во все мягкие ткани, и человек может уйти - в дни. Ее найти-то сложно. Коррекцию надо обязательно проводить.

Не только микробы вызывают подобные явления, например, очень часто рак крови, диагноз ставят, а на самом деле это не рак крови, это бабиоз так называемый. Это простейшие бабезии, которыми инфицированы, наверное, из здесь сидящих, 99%. Бабезии, как и многих других простейших, переносят вампиры. Это клещи, комары, также прочие. Ворота – это кровь. Бабезии поражают, прежде всего, эритротроциты. Следствием чего кроветворящая функция крови нарушается. Плюс они заселяются еще и в костный мозг.

Вот, из приведенной мною информации, достаточно очевидно можно сделать вывод, что коррекция микробоценоза нужна, для того, чтобы жить здоровым, регулярная. Регулярная! Ровно так, как это делалось в природе в натуральных условиях. Вот с помощью вот таких вот, в частности, микробов. Если микробоценоз будет в порядке, все будет в порядке со здоровьем.

В Ветоме 3 – здесь штамм, сенная палочка, тоже бациус суптилис, ее номер 7048, в российской коллекции промышленных микроорганизмов, она является исходной для… вот, Ветома 1. Я останавливаюсь вот на этих трех, потому что у нас сегодня в работе боевых штаммов 3. Но это очень много, поверьте. То есть вывести на рынок хотя бы один штамм, это очень много. Мы сегодня вывели 3, сегодня еще 2 сейчас подали на регистрацию. Пять. А вообще сегодня в фирменной коллекции несколько тысяч штаммов, оригинальных, обладающих самыми разными удивительными свойствами, вот, но вывести все эти тысячи в препараты – это очень непросто и очень дорого. Но потихоньку мы это делаем, и намерены делать это дальше.

В том числе в ближайшее время возможна серия препаратов, обладающих не вот такими интегральными свойствами, как вот эти, да? Эти как бы бьют по площади, от всех болезней, а препараты, обладающие целевыми, узкими свойствами. Ну, например, у нас есть сейчас с десяток штаммов, сенной палочки, в том числе, которые мы отселектировали таким образом, что они подавляют синегнойную палочку с невероятной эффективностью. У них любимая еда – это вот, синегнойка. Других мы натаскали на других микробов. Мы с ними обходимся как с собаками – дрессируем. Надрессировали, вот, натаскали на синегнойку. Можно ожидать препарат эффективный для лечения заболеваний, связанных с заболеваниями, с синегнойной палочкой. То есть вот пласт таких препаратов, можно его ожидать в ближайшее время.

Вот здесь стоит еще замечательный препарат, биосептин, мазь, всем нравится, ругаются, что пахнет нестиранным носком, но мажутся. Работает. Запах у него действительно, но так пахнут данные микробы. У них действительно запах нестиранного носка. Сегодня нам удалось, мы бы убрали этот запах, но, во-первых, видите, убрать запах – это значит ввести еще одну компоненту. Этот, понятно, хорошо работает, все довольны, я не слышал нареканий по поводу эффективности биосептина.

Он разрабатывался, в частности, прежде всего, для решения тех же задач, связанных с группами риска, в полевых условиях, и так далее. Нужен был препарат, который бы при ранении, при нарушении кожных покровов можно было бы его внести и забыть про сепсис. Ну, мы его и сделали. То есть, действительно, при нанесении его в рану бояться получить сепсис в общем-то можно, но не очень сильно. Поскольку вероятность реализации септических явлений снизилась в тысячи раз. Почему? Здесь та же самая сенная палочка, что вот здесь и здесь. Здесь два штамма, бациус суптилис и бациус лециниформис. Так же как в этом препарате, здесь порошково препаративная форма Ветом 2, здесь тоже два штамма, суптилис и лециниформис, как бы интегрально.

Эти штаммы, попадая в рану, делают следующую работу. Чистят ее от сторонней микрофлоры ферментами, которые содержатся в этой мази, лизируются некритизированные ткани, поврежденные, они отмирают. Далее, здесь микробы содержатся в специальной споровой форме, то есть они как бы спят. Попадая вот в эту питательную среду, они переходят в вегетативную форму, в рабочую, размножаются, начинают делиться, а поскольку они любят кислород, то они процедуру своего деления в основном реализуют на поверхности раны. В результате получается на поверхности пленка, которая собственно исполняет роль кожи, в части защиты от инфекции внешней среды. А отсюда и не надо перевязывать такие раны.

Сегодня меня очень радует, что вся эта группа препаратов, особенно вот Ветом 1, Биосептин, уже где-то шестой год испытываются в Чечне, мы снабжаем силовиков трех областей, в виде такой благотворительной программы. И они сейчас в боекомплекте. Бойцы довольны, они и не ездят в Чечню без вот этих вот штук. Это у них в кармане, поранился, намазал, прыщ вскочил, намазал, глаза заболели, намазал, зуб заболел, положил, ноги воняют, намазал, перестали вонять, то есть как бы нет на теле человека места, куда вот эту вот вонючку не нанесли бы и не затолкали.

Эффекты попробую снизу вверх пройти, каковы. То есть, вот, для жен, очень существенный, наверное, момент, запах носков, я проводил опыт на себе, полтора месяца не стирал носки, стоят, но не воняют, гарантирую отсутствие запаха. Штаммы, содержащиеся в этой мази, очень эффективно подавляют процентов 80 различных грибков, на ногах, в том числе и ногтевые грибки, которые вот прорастают мицелием, но вот по ногтевым грибкам процесс очень длительный, люди долго мажут, мучаются, но получается. Обычные грибки, это как бы особо без проблем. Хорошо оно справляется с трофическими язвами, как бы это фантастически не звучало. За эти десять лет я, во всяком случае не слышал, чтобы не удалось вылечить трофическую язву. Может, где-то это и есть, но у меня такой информации нет. Хорошо она подавляет герпетические проявления, но с особенностью. То есть сам вирус уничтожается, особенно хорошо в сочетании его с коррекцией с Ветомом 1, но язва зарастает естественным путем, то есть она сама сразу не затягивается.

Геморрой, лечение. Мазь Биосептин


Очень большой пласт применения Биосептина - это вот паховая область, это геморрой, она хорошо лечит и профилактирует геморрой, много ее уходит на вагину женскую, для восстановления экологии вот, в вагине. При лечении кандидозов, молочниц, при лечении эрозии вагины и шейки матки, и вообще, с профилактической целью я бы ее рекомендовал применять регулярно, для этого места, болеешь, не болеешь, разок в месяц заложил. На палец нанес и заложил. Это тоже как бы природный механизм, поскольку туда они всегда все равно попадали.

Далее, маститы, метриты. С данными штаммами эти заболевания лечить удается, но легче лечить у буренок, чем у женщин. Там мы как бы совсем просто поступили, там мы сделали жидкую препаративную форму, и катетером она вводится прямо в цистерну молочную. У коровы их 4, а у женщины 12, и входы слишком узенькие, но если сосок натирать, натирать, то микробы все равно туда попадают, плюс нужен активный курс параллельный перорально и через анус. Очень увеличивается эффективность лечебного процесса, если вводить не через рот, а через попу.

Но тут пришлось подумать, как вводить. Оптимально получается вводить следующим образом. То есть берется вот этот раствор, соответствующего жидкого Ветома, его разводят, здесь миллиард микробов в грамме, 10 в девятой, а надо оптимально где-то 10 в шестой. Можно разводить там… Если 100 раз развести, будет совсем хорошо, но можно и больше, но не желательно. И вот 10-20 миллилитров этого раствора нужно ввести в виде клизмы, но клизму нужно делать не совсем обычную, а на глубину 10 сантиметров. Дело в том, что на этой глубине у человека имеется кольцо лимфоузлов, которое в организме - оно выполняет защитную функцию. Поскольку в этом месте постоянно идет травмирование каловыми массами, то организм сделал себе систему реанимации как бы, заживление, очень мощное, поэтому любое лекарство, включая это лучше подавать вот в это место. Делается это катетером №14 оптимально, уретральным, он обычно силиконовый, тоненький, и длинный. С него надо канюлю отрезать, шприцом набрать нужное количество массы, заменить иглу на уретральный катетер, и ввести на 10 сантиметров, предварительно смазав Биосептином соответствующее место. Эффективность увеличивается во много раз.

Далее с этим Биосептином. Уж как он снимает зубную боль - не знаю, но снимает. Почему ператиты лечатся, в общем-то понятно, потому что это грибковое заболевание и здесь напрямую реализуются антагонистические свойства вот этих микробов. Периодически глаза и нос, желательно болеешь – не болеешь, а вот этой мазью смазывать. Женщины наладились им морщины убирать, ну - не знаю. Убирает – не убирает, но поскольку покупают, наверное помогает. Ну, они наносят там каждый день, через день. А глаза и нос – вы знаете, здесь везде уместно природный механизм. Ну, если хотя бы раз в месяц – этого будет достаточно. Ушные инфекционные проблемы также успешно удается им лечить.

Парадонтоз – нет, парадонтоз им вылечить не удастся. Парадонтоз – сложная болячка, мы думаем над решением этой задачи, десны намазать уместно, поскольку эти штаммы в любом случае в эту полость вносить желательно. То есть можно принимать любой, можно порошковый, некоторые эту мазь намазывают на хлеб, у нас все съедобно, понимаете. И это съедобно, и это, все можно кушать, у нас нет ничего, чего нельзя съесть. Но, поскольку желудочно-кишечный тракт начинается на входе, и до выхода, то очень важно, для его состояния, что живет вот здесь. Поскольку понятно, мы проглотили, оно там как бы дальше пошло, что вы съели, то и дальше будет, поэтому коррекцию микробоценоза в желудочно-кишечном тракте отсюда и надо начинать. Десны мазать уместно, вы простимулируете местный иммунитет, улучшится кровообращение, уйдут избыточные лишние инфекционные микробы из полости рта - да, это уместно делать регулярно.

Вот насчет псориаза ситуация такая. Биосептин в сочетании вот с этим иммунокорректором работают очень хорошо. Ну, я не скажу, что мы сделали средство для лечения псориаза. Его проявления в процентов 90 – 95 случаев удается убрать. Это большой процент. Но он все равно выскакивает потом. Ну, надо опять, надо иметь в боекомплекте, эту мазь, как только покраснение увидел, тем более человек должен сам следить, и тут же намазал. Срабатывает. Псориаз лечить никто не умеет. Если кто-то скажет: я умею - не верьте. Псориаз пока, в том числе и мы лечить не можем. Помогать – помогает убрать внешние проявления. Каррагинозы – в моей деловой практике такого не было, не слышал.

Значит, относительно запаха. Сегодня нам удалось подобрать отдушки, которые сочетаются с этой мазью. Дело в том, что долго не удавалось их подобрать. Что мы туда только не вводили, даже тут один из партнеров закупил французские отдушки, самые модные, туда ввел, но наши ферменты их так переварили, что в туалете лучше пахнет. Не получалось. Сейчас удалось подобрать природные отдушки, это экстракты различных трав, хвойных, и мы сформулировали, ну, устойчивых, наверное, получилось запахов 5-6. Более-менее приятных. Там, елочкой пахнет, елочкой такой, елочкой другой и есть препарат вообще без запаха.

Но, я очень опасаюсь этого процесса, можно сказать, что это новые препараты, потому что мы ввели туда новый какой-то компонент. Ну, в части того, что мы навредим, сомнительно, экстракт там, сосны, навредить точно не может, причем экстракт, CO2 экстракт, с углекислым газом. Но, тем не менее, это новый препарат. Мы, конечно, поставим его на рынок, вот всю эту выборку запахов, но если вы хотите надежно пролечиться, лучше использовать старый, вонючий. Я не сомневаюсь, что вот эти, с красивыми запахами мази займут свое место, в серии вот мазей наших, но, тем не менее, я сразу говорю, что это эксперимент. Они сейчас у нас уже прошли испытание в течение года, свойства сохраняются. Мы их выдержали в год, прежде чем я открываю рот в аудитории, что да, у нас есть, я могу дать срок в сохранности хотя бы в год. Нет, с новыми отдушками, этот-то хранится долго, и с температурным режимом хранения мы тоже тут перестарались, но это не только мы виноваты, а еще фармсовет виноват.

Вот им хочется, чтобы мазь хранилась именно при этой температуре, ну что сделаешь. Наши микробы можно кипятить. 10-15 минутное кипячение дает падение титра в препарате всего в 10 раз, то есть было миллион, стало в 10 раз меньше, ну, можете пирожки с ними жарить, в компоты засыпать, готовить с ними, делайте, что хотите. С этими препаратами можно делать все, что угодно, сунуть в жидкий азот, ему хуже не будет, минус 196, закипятить, тоже с ним ничего особенного не произойдет, можно транспортировать через вакуум, на соседнюю планету, через космическое пространство, он не умрет.

Его только нельзя совать в лужу с Ph 7,4. Тогда он проснется, и скажет, где же моя еда, а еды там нет, и помрет. Вот он и проснется в нормальных PH. Ну, для лужи хорошо, а для препарата плохо. Мы говорим об условиях хранения пока, а для человека он на то и рассчитан, что попадая в эту PH, он просыпается, переходит в вегетативную форму и начинает работать. А во всех остальных условиях он - отдыхает. Спит в анабиозе, в споровом виде.

Ну и относительно биосептина. Очень сильно нас удивили алопеции. Поскольку препараты действительно эффективны, у нас полНовосибирска имеют в аптечке это вот - и все. Потреблять? Я рекомендую, дозировки здесь подобраны 50 на 50 миллиграмм на килограмм независимо от вида животного. От хомо сапиенса до мышки. Эта цифра при разработке препарата была обусловлена неким средним среднестатистическим эффектом.
Примечание: Про лечение алопеции (облысения, плешивости) см. по этой ссылке


Вы же понимаете, что это живое, на войне как на войне. Наши против их. У вас, скажем так, дисбактериоз, избыточное количество инфекции в желудочно-кишечном тракте, вы туда наших забросили, там же война, наши тоже гибнут, наши погибли - да, надо восполнить, а отсюда и тактика лечебного процесса – не от количества, эффект зависит, а от кратности, чем чаще, тем выше. С точки зрения микробиологии миллион или 10 миллионов – это одно и то же. Понимаете, если вы съели этого сахара в 10 раз больше, вы эффект не увеличили. Никак. Но и не навредили. Вы должны не менее, чем - чайная ложка в данном случае, если порошок - это чайная ложка, приблизительно, доза на среднего человека. Либо капсула, здесь капсулы. Оптимальная доза для приема. Но, опять же, если вы хотите увеличить лечебный эффект, увеличите кратность, не количество. Не надо килограмм за раз съедать. Почаще надо.

Но. с Ветомом 1 есть особенности. Его не желательно потреблять более 10 дней. Курс более 10 дней для условно здорового человека не желателен. Мы зарегистрировали увеличенное количество мк киллеров, так называемых, клеток – убийц. Человек может получить аутоиммунную реакцию. Свои клетки будут съедаться. Это нужно в случае, если человек болеет, например, раком. Тогда это просто вот фантастика, это то, что надо. Этому человеку именно это и надо, поскольку эти самые киллеры в начале уничтожат раковые клетки, а потом уже, может быть, аутоиммунная реакция реализуется. Поэтому для больных раком лечебный эффект как раз наступает после 10 дней, и надо месяц, два, три, все это вот на Ветоме пожить. И перорально, и перанально, и во все отверстия. Нужно, чтобы в организм он попал. Чем больше ворот вы откроете для его проникновения, тем лучше. Капсула – доза, ложка – доза, пятиграммовый порошок – доза.

Я сказал, лечебный эффект зависит от кратности, для здорового человека, деловая практика уже большая, врачи каждый по-своему что-то изобретает. Но я рекомендую пять – семь доз для здорового. Если вы проходите 10-дневный курс, вот пять – семь доз в день, через приблизительно равные промежутки времени.

Вопрос: «А для детей как?»


Никакой разницы, от возраста никак не зависит. Вопрос: «Тоже пять – семь доз, по чайной ложке?» Нет, для него это слишком много. Если нет там сахара, в таком количестве, то ради бога, давайте ложками, да - много ребенку сахара не надо. Тогда выберите безсахарный вариант, но либо жидкий, здесь как бы дозой можно считать каплю одну, этого хватит. Как бы это все одно и то же. Тоже Ветом, тоже Ветом, цифры другие, 1-23.

Вопрос: «А Ноздрин – как вот?»


Ноздрин – это то же вариант Ветома, только он родился так, в виде анекдота. Один из моих соавторов, уважаемый академик Ноздрин, проректор университета ветеринарного в Новосибирске, не вовремя родился, день рождения у него был, как раз мы сделали новый препарат, ну что подарить уважаемому академику? Ноздрин. Назвали его Ноздрин. Ноздрин назвали почему? Потому что у нас была задача вылечить гайморит, он прекрасно лечит гайморит, спору нет, но поскольку его закапывают в ноздрю, то вот - Ноздрин появился.

В части гайморита лечебный процесс выстраивается приблизительно так. Гайморит – это те же кокки. Это инфекция в гайморовых пазухах. Пути распространения инфекции и наших сенных палочек одни и те же. Через соответствующие каналы, если ее закапать в нос, она по любому попадает в гайморовую пазуху. Туда попадает, а там еды – море. Она ее с удовольствием там и потребляет. Обычно человек сморкается, какое-то время такими зелеными выделениями, но, просморкался и ладно. Но желательно как бы - не болеть гайморитом, а периодически, раз в месяц, или в квартал, пару капель в нос закапать. Этого хватит. В варианте были в нос.

Вопрос: «А если болели насморком?»


Насморком или гайморитом? Причина насморков – миллионы, у каждого свои. В каждом случае нужно разбираться. Это может быть аллергический насморк, это может быть - все, что угодно. Для ОРВИ, опять же, от кратности зависит. Капать желательно до выздоровления. А вообще в период, когда опасность заболевания этими инфекционными болезнями простудного характера повышается, да, там осень, весна, народ нос мажет биосептином. Создается некая защитная система, да? Инфекция гибнет на слизистой, обычно один – два раза в день люди мажут, ну, вспомнил, намазал, тут как бы особой регулярности не требует. Его вообще в кармане надо иметь. В сумочке, в кармане, мало ли что там, по дороге случиться.

Вопрос: «А вот нет в ноздрине такого момента, который в Ветоме 1?»


Нет. Там 48-ой штамм, вот, который в Ветоме 3. Моментом, который в Ветоме 1 обладает, Ветоме 1.23 и Ветом 1. И вообще, как бы наша классификация, чтобы вам удобно было, вот эти все цифры, 1, 23 там и прочее. Мы, у нас много микробов, много изобретений, но мы в них путаемся, плаваем, поэтому я вынужден был придумать классификацию внутри холдинговую. Цифра 1 – она означает, вот, цифра до точки, она означает номер консорциума, у микроорганизмов, то есть это номер микроба, как такового, сообщества, вот здесь два микроба, в Ветом 2, это консорциум, в наших каталогов он идет за номером 2. Именно вот этот базилис суптилис, штамм ВКПМ 48, и бациус лециниформис штамм ВКПМ 7038 . Его номер в наших каталогах – 2. Цифра после точки означает номер наполнителя, в наших каталогах. 1 – в Ветоме 1 означает, что здесь кроме сахара ничего нет, в качестве наполнителя, другие цифры обозначают другие составы наполнителей, и пользователю, когда он знает нашу классификацию, удобно, и нам удобно.

Дело в том, что это многообразие оно очень уместно еще с какой точки зрения. У каждого из нас, здесь сидящих свой микробоценоз, и вот какой из этих препаратов будет максимально эффективен вот для вас, один, а для вас, скажем, другой. Вы говорите вот, Ветом 1 не работает, вот Ветом 3, - да, и вот я за эти десятки лет столько уже такого наслушался, этот работает, этот не работает.

Ну. скажем, есть анекдот с мазью биосептин. Его до фармакопейное название была «мазь Тимофеева». Мы придумали новое название, оно достаточно емкое, звучное, биосептин, начали выпускать биосептин. Пользователи в один голос говорят – не работает. Вот мазь Тимофеева работает, биосептин не работает. Мы из одной бочки - в эту банку, в эту банку. Пришлось года 2, наверное, выпускать мазь Тимофеева, для тех, кто заверяет, что биосептин не работает, пока это биосептин не завоевал свой имидж на рынке. Вот, психологические моменты имеют тоже очень большое значение, видимо.

Вопрос: «При бронхите - есть показания применять ВЕТОМ?»


При бронхите желательно подышать аэрозолью. Вот, жидким, растворить вот это вот в воде, и подышать аэрозолью. Но можно ожидать очень мощной пирогенной реакции. Температура, может быть, у некоторых это проявляется. Это не смертельно, но неприятно.

У всех этих препаратов есть, во всяком случае, одно противопоказание. Это аллергия на сенную палочку. Да, оно проявляется не часто, это несколько человек на тысячу, но проявляется в виде сыпи, ничего в этом страшного совершенно нет, надо просто прекратить пить препарат. Сыпь пройдет через день-два.

Вопрос: «А у тех, у кого есть сенная лихорадка, это однозначно, что будут аллергические реакции, или нет?»


Неочевидно. И знаете, еще непонятно, кто ставил такой диагноз: сенная лихорадка. «Ну, там же комплекс». Нет, это не комплекс. Очень часто неправильный диагноз. В самых разных заболеваниях, от рака до вашей сенной лихорадки.

Вопрос: «А скажите, пожалуйста, вот аллергический насморк, вот Ноздрин как-нибудь поможет?»


Ноздрин уместен, но желательно пройти курс коррекции Ветомом. Дело-то в том, что этих препаратов, только этих, для сложных случаев, не всегда может хватить. Тут-то уместно еще много различных препаратов.

Я могу порекомендовать для сложных случаев, тоже, разработка не нашей фирмы, но это тоже мои партнеры с «Вектора», препарат Ридостин. Его здесь нет, и это инъекционная форма, но препарат обладает фантастическими свойствами, он подавляет в том числе и внутриклеточную инфекцию. При всем - притом препараты этого класса мы относим к так называемым информационным технологиям. То - есть там, кроме информации, вообще ничего нет. Это РНК пекарских дрожжей. Убивать там микробов просто вообще нечем. Но, тем не менее, даже трихомонады прекрасно дохнут. Я еще ни разу не встретил человека, чтобы я не вылечил от трихомонеллеза.

Название препарата - Ридостин. Если серьезное заболевание, то желательно сочетать тот - же Ридостин и Ветом 1.

Вопрос: «А где он есть?»


Его там нет. Там много чего нет. Мы не можем поставить все эти сложные препараты. Инъекционные. Это не сетевые товары. Вопрос: «Как наносить в глаза биосептин?» Пальцем. Протерли, вот так, снаружи, но он попадет, все равно. Можно намазать, можно закапать.

Вопрос: «Скажите, а можно применять препарат ВЕТОМ до еды, после еды, во время еды?»


Поскольку он живой, то вам, наверное, понятно, что лучше, до еды. Поскольку с едой вы съедаете еще дополнительных микробов, которые будут конкурировать с нашими. Ваша задача - максимально обеспечить его боеспособность. Надо учесть, что в вегетативную форму он переходит за 15-20 минут. Надо дать ему время окрепнуть, размножиться, да?

Вопрос: «Какой препарат для закапывания в глаза, как называется?»


Они все пригодны для закапывания, жидкие, Ветом 1.23, Ветом 3.22, Ветом 4.24. Дело в том, что как бы, видите, какой микробоценоз у вас в этой части тела, ни вы не знаете, ни вам ни один врач не скажет. Можно без разведения, но здесь титр "избыточный". То есть вам и экономически невыгодно, его желательно развести хотя бы раз в 100. Да, поставлять на рынок воду нам тоже не хочется. Какой смысл, вы физраствор в любой аптеке купите. Ну, будем мы с вами вот такие бутыли по стране с водой гонять. Зачем? Мы поставляем вам концентрат. Я думаю, что это не всегда удобно, конечно, но зато оптимальные транспортные функции, все это вот - маленькое, если очень нужно, для меня важна обратная реакция, мы будем делать рабочие титры сразу. Ну, это же не сложно, купить шприц, проколоть, и в соседнюю бутыль с физраствором также проколол и выдавил.

Тромбоз.


Как вы поняли, что причиной тромбоза, наиболее вероятной, может быть уничтожение в лимфосистеме бета гемолитического стрептококка группы А. Вторая наиболее распространенная причина - это бабиоз. Это бабезии. Это простейшие, которые живут в эритроцитах. Вследствие чего - эти эритроциты обладают повышенной атгезионной способностью, то есть они начинают сбиваться в кучки. Эта кучка, попадая в капилляр, застревает. Бабиоз, к сожалению, сегодня, лечить практически не умеют. Мы можем помочь в этой части только через коррекцию иммунной системы. Сама иммунная система, защитная система, снизит титры бабезии. Но, беда в том, что их даже нигде замерить негде. Ни в одной из клиник вам бабезии не померят, кроме как в Новосибирске, и то у нашего партнера животновода. Бабезии известны лет 100, но почему-то их упустили из виду. А эти простейшие зело злобные и очень много вреда приносят. В том числе и вызывают тромбозы. Наиболее действенный относительно простейших препарат - это препараты хинина. Хинного дерева, которые используют для лечения малярии. Плазмодия и малярия это тоже простейшие, они родственники с бабезией.

БАБИОЗ, бабезия


Понимаете, для того, что бы что-то лечить, прежде чем лечить, надо выяснить причину. Просто так лечить по справочнику - нельзя никого. Ага, какой диагноз - гепатит. Такой-то препарат №10, на иди ешь. Это распространенный сегодня в медицине метод, но, понимаете, здесь очень высока вероятность ошибки. Например, человека можно лечить долго от диагноза - лейкемия. Рак крови. А у него не лейкемия, у него бабиоз, и я вам точно скажу, больше половины диагнозов - неправильные, поскольку ту же лейкемию смотрят по молодым клеткам - вот их много, вот лейкемия, а ровно тоже самое получается - при бабиозе. Стволовые клетки пытаются почаще делиться, потому что инфицированный материал идет. Они начинают спасать ситуацию, много делятся, они не успевают вызревать. Картина та же, но и лечить-то надо совсем по-другому. Понимаете, вот вы слова там произносите, тромбоз, а что такое тромбоз, какая причина тромбоза, что лечить? Что лечить, надо же лечить причину.

Вопрос: «А вот скажите, вы Ветом 1 в вашем боевом комплекте, как его употребляете? Ну, когда бойцы берут набор с собой.»


А, бойцы? Бойцы у нас перед поездкой как бы проходят курс, потом выезжают. И вообще, при перемещении в пространстве, крайне желательно вначале поесть Ветом. Почему? Потому что когда вы выезжаете на другую территорию, вы попадаете в другие микробиологические условия, и вам надо акклиматизироваться, а обычно этот процесс сопровождается поносом. Вот я много езжу по разным странам, я, прежде чем туда ехать, вначале проедаю, потом еду, и у меня еще в кармане всегда. Сколько дней? Да вот 3, 4 и 2 можно и нужно есть всю жизнь. Так же, как это делали наши пращуры, профилактическая доза - одна, две дозы в неделю. Для здорового человека. Режим немытой морковки. Вопрос: "Все?" Нет, вот 2, 3, 4. Ветом 1 - один, два раза в год, десятидневный курс. Доза - это капсула, это одна чайная ложка, это одна капля и один пакетик.

Вопрос: «Скажите, при костных заболеваниях, при артритах, остеохондрозах?»


При артритах Ветом-1 и вообще коррекция уместна, но не панацея. Очень хорошо работает по артритам препараты альфа фито протеина. Препараты АVF. Хорошо работают препараты солодки, например, такой, как с завода Эвалара "Артроза нет". Он в таблетках и он в мазях существует. Если ваша сеть запросит, мы поставим.

Вопрос: "Скажите, а гепатит С, как лечить?".


Тут надо разбираться в причинах аутоиммунных заболеваний.

Вопрос: "Сколько хранить разведенный ВЕТОМ в жидкой форме?"


Смотря что вы растворили. Это живое, если набирали стерильной иглой, то можете хранить сколько хотите. По инструкции 2 года, а теоретически не менее миллиона лет.

Вопрос: "Можно ВЕТОМ запивать водой?"


Пожалуйста, запивайте. Чай можно. Вместо сахара банку на стол поставили дома и всю семью кормите. Потому что если делать профилактику, то надо делать семьями, популяциями. Понятно, почему. В каждой популяции циркулируют определённые микробы.
 ↑↑↑  
  
Рита
11 дек. 2014 4:02
Здравствуйте! Скажите,пожалуйста,а что лучше порошок или капсулы?
КОММЕНТАРИЙ МОДЕРАТОРА:

Капсулы удобнее, а с банкой ветома неудобно ходить и ложкой черпать.

 ↑↑↑  
  
Светлана
24 марта 2016 23:04
Подскажите, можно применять Ветом вместе с йогуртами домашнего приготовления , где используется закваска с пробиотиками?
 ↑↑↑  
  

ОТПРАВИТЬ СООБЩЕНИЕ на сайт
не более 1000 символов !
Введите ваше ИМЯ:
Здравствуйте, уважаемый читатель.
Прежде чем писать сообщение, прочитайте, пожалуйста, следующие правила.
1. Пользуйтесь системой меню вверху и слева, системой поиска по сайту.
2. Только если Вы не нашли ответ, можете написать свой вопрос.
3. Если ответы на вопрос есть на сайте, вопрос-сообщение удаляется или не комментируется.
4. Если вопрос лежит за рамками нашей компетенции, модератор об этом сообщит.
5. Модератор имеет право НЕ отвечать на вопросы.
6. Удаляются сообщения, нарущающие законодательство РФ.
7. Многочисленные изменения законодательства и правоприменительной практики, неоднозначность толкования норм и обычная невнимательность могут повлечь наличие ошибок. Все риски, связанные с принятием решений на основании предоставляемой Сайтом информации, лежат на пользователе.
Текст сообщения

Защитный код (англ.)
(введите символы, что на картинке справа):
Включите графику, чтобы увидеть код
  
ПОИСК по сайту
  iHead: надежный PHP-хостинг
Мы в социальных сетях
.
Сервисы / Меню