Главная страница раздела ЦЕНТР ИНФОРМАЦИИ
Начало  ►  ОЦЕНКА бизнеса  ►  КЛАССИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ

КРИТИКА ТЕОРИИ КЕЙНСА

Теория Кейнса может быть применена только во время дефляции. Она игнорирует очевидное, эгоистичные мотивы государственных чиновников. Долой Кейнса! Даешь Хайека! Кейнс и Хайек - переигровка.

        28 авг. 2017      3      14047

КРИТИКА и КРИТИКИ ТЕОРИИ КЕЙНСА

Кейнс создал школу экономического анализа, представители которой утверждают что для стимуляции экономики следует стимулировать совокупный спрос. Кейнс говорил, что государство должно создавать рабочие места путем увеличения государственных расходов, что увеличивает совокупный спрос. Для финансирования государственных расходов Кейнс советовал выпускать государственные облигации. В теории о самофинансировании Российской экономики мы говорим, что если есть существенная безработица, можно печатать деньги и создавать рабочие места.

В чем же отличие от теории Кейнса, который предложил это 70 лет назад? При выпуске государственных облигаций количество денег в обращении увеличивается. Коммерческие банки, которые покупают государственные облигации, создают новые деньги путем создания новых вкладов, вне зависимости от того это государственный долг или частный. При этом количество денег в обращении увеличивается, но количество товаров не увеличивается.

В результате покупательная способность денег уменьшается, и деньги обесцениваются. То есть увеличение инфляции и государственной задолженности есть цена, которую кейнсианцы предлагают платить за улучшение экономики. А главным инструментом такой экономической политики является повышение совокупного спроса.

Кейнсизм не признает важности совокупного предложения. Мы утверждаем что экономика стоит на двух ногах, не на одной. И совокупный спрос, и совокупное предложение одинаково важны для экономики. Мы говорим что государство не должно создавать рабочие места. Государство должно только обеспечить увеличение банковского кредита путем увеличения банковских резервов. Чтобы деньги не обесценивались, нужно увеличить совокупное предложение, т.е. производить товары.

Для этого коммерческие банки должны увеличить кредит для создания основных фондов производства, без увеличения которых невозможно увеличить совокупное предложение. Но коммерческие банки могут выдать ссуд только на определенную сумму. Лимит этой суммы определяется величиной денежной базы, т.е. банковских резервов. Чтобы увеличить размер банковских резервов, государство в лице Центрального Банка должно печатать банкноты и давать ссуды коммерческим банкам, которые, в свою очередь увеличат кредит коммерческим структурам. Мы рекомендуем прямое печатание денег, без всяких яких облигаций. Экономика улучшится так же, как и при Кейнсианском стимулировании, но без увеличения государственной задолженности, и без увеличения инфляции.

По нашему мнению, Кейнсизм хромает на одну ногу, т.к. не признает важности совокупного предложения. Теория Кейнса может быть применена только во время дефляции. Когда цены падают, нужно их стабилизировать на определенном уровне, и увеличение совокупного спроса остановит падение цен. В любом другом случае теория Кейнса непригодна. Теорию Кейнса можно называть теорией совокупного спроса. Это теория для улучшения экономической системы, находящейся в глубокой депрессии.


Материалы разработаны международной командой экономистов:
Майкл Вилкин, Сергей Никитась, Александр Ромась

Источник: http://macro.110mb.com/



Категория: Кейнс и его макро теория.


  

Долой Кейнса! Даешь Хайека!

Экономисты: Джеймс Бьюкенен, Артур Лаффер, Джон Кейнс, Фредерик Хайек. Критики Кейнса.

"Все мы когда-нибудь умрем", - сказал как-то Джон Мейнард Кейнс. Влиятельный британский экономист использовал эту фразу, чтобы не объяснять, к чему в долгосрочной перспективе могут привести его политические инициативы. Его анализ Великой депрессии изменил экономическую науку 30-х годов, а также убедил многих в том, что увеличение государственных расходов в период спада поможет оживить экономику. Президент Барак Обама и демократы в Конгрессе (скорее всего, не читавшие книгу Кейнса "Общая теория занятости, процента и денег", написанную в 1936 году), быстро вспомнили его высказывание, при помощи которого очень удобно оправдывать увеличение дефицита и принятие законов о стимулирующих мерах. Но никто не задается вопросом: "А прав ли был Кейнс в своем анализе"?

По мнению лауреата нобелевской премии в области экономики, современника Кейнса, и, пожалуй, его главного критика, Фредерика Хайека, Кейнс строил свою теорию на идее о том, что… общая занятость всегда прямо пропорциональна совокупному спросу на потребительские товары. Кейнс считал, что правительство должно вмешиваться в экономику, чтобы поддерживать совокупный спрос и полную занятость, сглаживая тем самым бизнес-циклы. Во время рецессий, утверждал он, государство должно занимать деньги и тратить их. Надо сказать, что точка зрения Кейнса на тот момент существенным образом отличалась от классической экономической теории, поскольку произвольные "макро" концепты, такие как совокупный спрос, лишены своей фундаментальности в микроэкономике человеческой деятельности. По словам Хайека, "наиболее ортодоксальные адепты теории Кейнса последовательно выбрасывают за борт все традиционные постулаты ценообразования и распределения, которые служили главным хребтом для всей экономической теории и, как следствие, на мой взгляд, перестают понимать экономику вообще". Классические экономисты того времени утверждали, что главной задачей фискальной политики является обеспечение сбалансированного бюджета и внедрение государственных ограничений. Упрощенное мнение, что "совокупный спрос" способствовал росту инвестиций и занятости, поставило все с ног на голову. Однако политики нашли его удобным. Согласно концепции Кейнса, государственные расходы являются ключевым компонентом, определяющим совокупный спрос, поэтому, чем больше расходов, не важно на что, хоть на озеленение луны, тем активнее экономический рост в краткосрочной перспективе.

Отец-основатель теории экономики общественного выбора, лауреат нобелевской премии Джеймс Бьюкенен считает, что у теории Кейнса есть один серьезный недостаток - она игнорирует очевидное, эгоистичные мотивы государственных чиновников, принимающих решения и внедряющих фискальную политику, а также оправдывает то, что в противном случае считалось бы использованием власти в собственных интересах и безответственным поведением.
Примечание: Джеймс Бьюкенен - американский экономист, получил нобелевскую премию в 1986 году "за а исследование договорных и конституционных основ теории принятия экономических и политических решений". Является одним из основателей школы новой политической экономии.


В хорошие экономические времена сложно перекрыть кран, открытый в период кризиса, но Кейнс предпочитал пребывать в блаженном неведении относительно того, к каким последствиям в долгосрочной перспективе приведет финансирование раздутого дефицита. Не удивительно, что он пользуется неизменной популярностью в Конгрессе. Ловко придуманное оправдание для безудержных расходов на все подряд всегда будет в чести. Однако куда сложнее оправдать извращенную форму фискального издевательства над детьми, которые должны будут в последствии разгребать завалы огромных долгов. Сегодня проблема манипуляции экономикой посредством дискреционных расходов - той части бюджета, которая не связана с теми или иными субсидиями, - заключается в том, что эти субсидии, раздувшись до устрашающих размеров, теперь сами влияют на экономику. Во времена Кейнса о таком и помыслить никто не мог. Medicaid, Medicare, система социального обеспечения, и прочие субсидируемые программы гораздо больше влияют на принятие решений в Конгрессе, чем расходы, скажем, на ремонт дорог. Дискреционные расходы как инструмент фискальной политики теряют свой потенциал.

Конечно, несмотря на то, что г-н Обама обещает придерживаться принципа "живи по средствам", никто особо не беспокоится о том, что за программы стимулирования на триллионы долларов придется платить. А ведь эти средства нужно будет где-то взять: либо путем повышения налогов, либо путем займов или печатания денег. Если правительство возьмет в долг для реализации своих программ, ему придется напечатать деньги или поднять налоги в будущем. Если правительство поднимет налоги, оно, фактически, перейдет на систему "тришкиного кафтана", помогая одним за счет других. Если правительство напечатает деньги, оно спровоцирует рост инфляции, что, в свою очередь приведет к девальвации доллара. Тот же самый тришкин кафтан, только наизнанку. Забирать деньги из частного сектора -путем повышения налогов, либо путем усиления инфляции - и расходовать их, не компенсируя потерю средств ростом реальной экономики - еще хуже, чем не делать вообще ничего. Несколько лет назад я разработал "кривую Армея", которая объясняет негативное влияние государства на благосостояние. Идея, в целом, основана на кривой Артура Лаффера, которая доказывает, что налоговые поступления падают, когда налоги достигают таких высот, что работать просто не выгодно. Аналогичным образом, бремя государственных расходов может достигнуть критической точки, когда частный сектор экономики просто не сможет их финансировать. "Стимулирование" зачастую приносит больше вреда, чем пользы, поскольку оно изымает из системы больше средств, чем она может создать и, таким образом, уничтожает рабочие места, провоцирует стагнацию и сокращает благосостояние.
Примечание: Артур Лаффер - американский экономист, один из основателей теории предложения.


Хайек, написавший серию разгромных статей после публикации "Общей теории", наиболее убедительно раскритиковал действия государства по стимулированию "совокупного спроса". Он считал бизнес-цикл "рост-спад" в первую очередь монетарным феноменом, созданным в результате искусственного раздувания правительством кредитов и денежной массы. Между тем, правильная монетарная политика позволяет объединить разрозненные знания миллионов участников экономической деятельности в системе ценообразования, рационально распределяя капитал и трудовые ресурсы относительно уровня цен. Попытки правительства манипулировать экономикой при помощи фискальной политикой выливаются в расходы, которые забирают ресурсы у тех, кто действительно работает, в пользу тех, кто отвечает политическим интересам. Согласно этой теории, правительство лучше знает, как потратить деньги и куда их вложить, чем отдельные люди, действующие в своих интересах и интересах своей семьи.

"Вопрос не в том, руководствуется ли человек, или может ли он руководствоваться эгоистичными мотивами, а в том, можем ли мы ему позволить руководствоваться в своих действиях желанием добиться немедленных результатов в том, что для него действительно важно, или же он должен делать то, что кажется уместным абстрактным лицам, которые считаются более осведомленными в вопросах значимости подобных действий для общества в целом", - отметил Хайек. На самом деле, нет такого человека, который бы сумел распорядиться деньгами соседа лучше, чем своими собственными. Суета вокруг нынешнего пакета стимулирующих мер, эдакой логической головоломки с раздачей слонов любимчикам, практически не учитывающей интересы национальной политики - это последствия Кейнсианской теории в действии. Она ориентирована на политику и власть, но не на здоровую экономику.

Г-н Армей,
бывший профессор экономики и глава Палаты представителей,
ныне действующий председатель фонда FreedomWorks.


Источник: www.forexpf.ru



Критика макро теории Кейнса см. www.assessor.ru/forum/...?t=436

  

Кейнс и Хайек - переигровка


Австрийский экономист Фридрих фон Хайек, покинувший нас в 1992 году в возрасте 93 лет, однажды сказал, что для того, чтобы твое слово всегда было последним, достаточно просто пережить своих оппонентов. Ему повезло. Он пережил своего главного оппонента Кейнса почти на 50 лет и, таким образом, может претендовать на победу над своим врагом, который безжалостно критикова его при жизни. Апофеоз его успеха пришелся на 80-е, когда Премьер министр Великобритании Маргарет Тетчер частенько цитировала его "Дорогу в рабство" (1944) - классический труд против централизованного планирования. Но в экономике не бывает окончательных вердиктов. Позиция Хайека, защищавшего рыночную систему против неэффективного центрального планирования набирала популярность, однако, точка зрения Кейнса о том, что рыночная система нуждается в постоянной стабилизации, больше нравилась министрам финансов и центральным банкам. В конечном счете, оба направления нашли свое отражение в чикагской теории "рациональных ожиданий", которая считалась основной в экономических учениях последних двадцати пяти лет. Предполагалось, что участники экономической деятельности обладали всей полнотой сведений обо всех возможных последствиях, поэтому системные кризисы могли быть лишь результатом чрезвычайных событий и потрясений, не укладывающихся в рамки экономической теории.

Мировой экономический коллапс 2007-2008 года дискредитировал экономику "рациональных ожиданий" (хотя главным жрецам этого культа еще предстоит это осознать), таким образом, Хайек и Кейнс вновь оказались у барьеров. Проблемы не сильно изменились со времени из последнего спора, который начался во время Великой Депрессии в 1930-х. Что привело к развалу рыночных экономик? Как правильно реагировать в этой ситуации? Что нужно делать, чтобы не допустить такой ситуации в будущем? Для Хайека в начале 30-х и для его последователей сегодня кризис возник на почве чрезмерных инвестиций относительно сбережений, что привело к избыточному росту кредитования. Банки выдавали кредиты под низкие проценты, которые не могли бы устроить вкладчиков, ориентированных на сбережения. Это делало выгодными все инвестиционные проекты. Но временно. Однако эти инвестиции не отражают реальных предпочтений участников экономической деятельности, поэтому сбережений, необходимых для них, недостаточно. Какое-то время они могут существовать, поддерживаемые вливаниями денежных средств со стороны центральных банков. Но в конечном счете, рынки понимают, что такие проекты безнадежны. В этот момент бум превращается в крах. Таким образом, во всех искусственно созданных бумах заложены семена самоуничтожения. При этом процесс восстановления подразумевает устранение перекосов в размещении капитала, сокращение потребления и повышении сбережений.

Кейнс (и его современные последователи) видят причину кризиса в прямо противоположных явлениях: недостаток инвестиций относительно сбережений - то есть, слишком низкое потребление или совокупный спрос, недостаточный для поддержания уровня инвестиций, соответствующего полной занятости. Эта ситуация в конечном счете ведет к падению ожиданий прибыли. Опять-таки некоторое время можно искусственно поддерживать сложившуюся ситуацию, стимулируя потребительское кредитование, но рано или поздно долгов у потребителей станет слишком много, и они начнут сокращать свои расходы. На самом деле, подходы Кейнса и Хайека к причинам кризиса не так уж далеки друг от друга. И в том, и в другом случае ключевую роль играет чрезмерная задолженность. Однако выводы, к которым приводят эти две теории - прямо противоположны.

Для Хайека восстановление - это ликвидация лишних инвестиций и повышение потребительских сбережений, для Кейнса - это снижение мотивов к сбережениям и повышение потребления в целях поддержания ожиданий прибыли среди компаний. Хайек требует затянуть пояса, Кейнс призывает всех идти по магазинам. Хайек проиграл Кейнсу великую битву 1930-х, потому что ликвидация излишеств на тот момент представлялась политической катастрофой: в Германии она привела к власти Гитлера. Как отметил Кейнс, если все - домохозяйства, компании и правительства - начнут одновременно повышать свои сбережения, ничто не сможет остановить падение экономики до тех пор, пока люди не обеднеют настолько, что им просто больше нечего будет сберегать.

Именно этот недостаток в цепочке обоснований Хайека заставил многих экономистов покинуть его лагерь и примкнуть к кейнсианцам с их политикой стимулов. По словам экономиста Лайнела Роббинса: "В условиях жестокой дефляции того времени мысль о том, что нужно списать ошибочные инвестиции и... побуждать людей экономить... казалась такой же нелепой, как и идея не давать пьяному, упавшему в ледяной пруд, одеяла и теплое питье, потому что изначальной причиной всех бед стал перегрев". Всем, кроме поклонников Хайека, было ясно видно, что координированные стимулирующие меры 2009 года помогли избежать еще одной Великой Депрессии. К слову сказать, спасение банков и поддержание экономики на плаву в условиях массовых банкротств многим правительствам стоило репутации и платежеспособности. Однако принято считать, что консолидация в государственном секторе в период вялых расходов частного сектора гарантирует долгие годы стагнации, или даже рецессии. Таким образом, политику придется изменить. Европе почти не на что надеяться; вопрос в том, сможет ли Барак Обама примерить на себя мантию Франклина Рузвельта.

Чтобы не допустить возникновения кризисов такого масштаба в будущем, кейнсианцы предлагают развивать инструменты макроэкономического управления. Последователям Хайека нечего предложить. Их излюбленный рецепт - упразднить центральные банки, как источники чрезмерного кредитования - сегодня не актуален. Экономика без центральных банков будет подвержена ошибочному оптимизму или пессимизму. А равнодушие к последствиям этих ошибок - плохая политика, и плохая жизненная позиция. Итак, несмотря на то, что Хайек был философом свободы, он заслужил поражение в споре с Кейнсом в 1930-х, заслужил он его и сегодня.


Роберт Скидельский, член британской Палаты Лордов

Подготовлено Forexpf.ru по материалам Project Syndicate



  

.