Главная страница раздела ЦЕНТР ИНФОРМАЦИИ
Начало  ►  Библиоколлектор  ►  АКТУАЛЬНАЯ ТЕМА  ►  ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

КИТАЙ кризис: 2012-1

Пекинские уроки для мировых Центробанков. Призрак Мао бродит по Китаю. Как развести тучи над Китаем. Вам – панды, нам - нефть. С Китаем все в порядке.

        11 сен. 2017      5      3540

Пекинские уроки для мировых Центробанков


Вопреки всеобщей уверенности в неизбежности «жесткой посадки», Китай утрет нос всем фомам неверующим. Эта страна гораздо лучше справляется с управлением экономикой, чем мы думаем, даже несмотря на то, что Вэнь Цзябао заявил о замедлении темпов экономического роста. Более того, остальному миру есть чему у него поучиться, скажем, макроэкономической стратегии и политике. А самым ярким примером в этом отношении является инфляция. Китайские власти сумели провести весьма успешную кампанию против того, что долгое время было для нации самой страшной и дестабилизирующей экономической угрозой. Достигнув максимума на уровне 6.5% в июле 2011 года, общий индекс потребительских цен (CPI) к началу 2012 года снизился до 4.5%, при этом в ближайшие месяцы ожидается новая волна дезинфляции. Таких успехов удалось добиться благодаря трем политическим действиям, предпринятым в Пекине. Во-первых, власти приняли административные меры, направленные на устранение узких мест в сельском хозяйстве - к ним относятся свинина, растительное масло, свежие овощи и удобрения. Инфляция цен на продукты питания, которая отвечает за одну треть от всего китайского CPI, достигла 15% в середине 2011 года. Сейчас ее удалось снизить до 10%.

Во-вторых, коэффициент требуемых банковских резервов повысили в 12 раз в 2011 году, чтобы снизить темпы роста кредитования. Результаты по истине вдохновляют. Темпы роста кредитования в юанях снизились с 19.9% в 2010 году до 15.8% в 2011 году, а темпы роста вкладов в юанях замедлились еще сильнее: с 20.2% в 2010 году до 13.5% в 2011 году. В-третьих, Народный банк Китая повысил ключевую учетную ставку пять раз в 2011 году. Это особенно важно с учетом ускорения роста цен на непродовольственные товары, то есть, усиления базовой инфляции, до максимального значения 3% (летом прошлого года) - это самый стремительный рост за последние десять лет. Если бы Банк Китая не предпринял решительных действий, инфляционное давление продолжило бы нарастать. Но этого не произошло, напротив, сейчас инфляция угасает - CPI без учета продуктов питания снизился до 1.8% в январе 2012 года. Такой трехуровневый подход в сочетании с умеренным ростом курса юаня - важный пример китайского искусства макроэкономической стабилизации.

Особенно хочется отметить желание и готовность банка повысить свою учетную ставку - ставку по годовым кредитам - до значения общей инфляции, которое прошлым летом составило 6.5%. Таким образом, Банк Китая не только положил конец излишней аккомодации, связанной с отрицательными реальными процентными ставками, но и организовал «пассивное» монетарное ужесточение, позволив реальным краткосрочным ставкам вырасти до 2% на фоне снижения инфляции цен на продукты питания и общей инфляции во втором полугодии 2011 года, благодаря административным мерам. Это классический пример идеальной работы центрального банка. Теперь у Китая в запасе множество инструментов монетарной политики на все случаи жизни, в частности, высокий коэффициент требуемых банковских резервов и положительная реальная краткосрочная ставка. В отличие от Банка Китая, у ФРС, ЕЦБ и Банка Англии не осталось в запасе никаких традиционных инструментов. Они пошли по пути Банка Японии и опустили краткосрочные ставки почти до нуля.

В результате, крупнейшие центральные банки мира вынуждены полагаться на непроверенные и сомнительные вливания ликвидности, как на основное средство монетарного контроля. Куда все это приведет, и чем закончится - инфляцией, еще одним (или не одним) пузырем на рынке кредитных активов, или и тем, и другим - остается только гадать. Если экономику Китая ждет резкое охлаждение, власти страны всегда смогут применить необходимое монетарное ослабление. Теперь, когда темпы экономического роста начали снижаться, они уже предприняли некоторые шаги в этом направлении, понизив требования к резервам на 50 базисных пунктов до 20.5%, что все равно еще очень много. В то же время, реальные процентные ставки остаются на уровне 2% и, скорее всего, продолжат расти на фоне снижения общей инфляции, поэтому, если экономика продолжит сбавлять темпы, Китай сможет воспользоваться традиционными средствами стимулирования. У Запада, без необходимых базисных пунктов ставки, но зато с огромными дефицитами бюджета, такой возможности нет.

В нашем подверженном кризисам мире у всех возникают плохие предчувствия на счет Китая. Сначала были Штаты, потом Европа. Теперь, думаем мы, очередь за китайской экономикой. И дело не только в инфляции, но и в опасениях относительно пузырей на рынке недвижимости, банковском кризисе и социальных протестах. Однако все эти предчувствия беспочвенны. Китай сделан совсем из другого теста, он сильно отличается от развитых экономика запада. Долгое время ориентируясь в первую очередь на стабильность, он охотнее жертвует экономическим ростом сегодня, чтобы сохранить свою общую стратегию развития. Успешная борьба против инфляции - важный пример взаимодействия между тактическими обязательствам Китая и его долгосрочными стратегическими целями. Было бы неплохо, если бы остальной мир научился делать то же самое.


Стивен Роуч

Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Financial Times




Лучший способ выразить благодарность автору - поделиться с друзьями!!!
Узнавайте о появлении нового материала первым! Подпишитесь на обновления по email:
Подписаться на получение новых материалов с сайта
Ищите нужную информацию у нас на сайте. В форме поиска укажите свой запрос
ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ССЫЛКИ по теме


  1. США и КИТАЙ: 2012-1
    Юань доллару не соперник.
  2. КИТАЙ кризис: 2011-3
    Китайский юань: валюта-путешественница. Новая валютная политика Китая. Вопросы для Китая. Американские гособлигации. У Китая есть своя "кредитная бомба". Рабочие места из Китая не вернутся. Китайская валютная политика. Развенчанный миф китайской экономики
  

Призрак Мао бродит по Китаю


Так не должно было случиться. До недавнего времени наследование власти в Коммунистической партии Китая шло по накатанной. Вице-президент Си Цзиньпи и исполнительный вице-президент Ли Кецян займут посты генерального секретаря Компартии Китая и Премьера Государственного совета (так в Китае называется кабинет министров) соответственно. Постоянный комитет Политбюро, главный политический орган партии, пополнится новыми членами в количестве семи человек. Одним из них будет Бо Ксилай, партийный лидер в Чунцин. Однако на прошлой неделе неожиданно стало известно о том, что Бо впал в немилость и лишился своих владений, что в корне изменило его широко разрекламированное продвижение в постоянный комитет Политбюро. Такое позорное завершение политической карьеры многих порадовало. Либералы злорадно ухмыльнулись, узнав об отставке Бо, потому что он организовал кампанию «красных песен», в рамках которой практиковалось массовое распевание песен, популярных во времена правления Мао, которое будило воспоминания о ультра-левом безумии тех лет. Осторожные руководители вздохнули с облегчением. Они боялись Бо, который был циничным самовыдвиженцем, который нарушил партийное табу на публичную кампанию за место в самом важном государственном органе страны. Бо пугал их своей способностью играть не по правилам, играть в свою игру: вместо того, чтобы смиренно обивать пороги партийных кабинетов, он создал харизматичный имидж в глазах общественности и таким образом добивался от партии своего. Частные предприниматели тоже порадовались отставке Бо, потому что их сильно тревожили популистские высказывания, а также его стремление к использованию сомнительных с юридической точки зрения мер для захвата частных активов во время кампании по борьбе с организованной преступностью в Чунцин.

Принимая во внимание противоречия вокруг мастерски замаскированных политических амбиций Бо и его неортодоксальной тактики, несложно расценить его падение как политическое моралите. Но это не так. Этот случай значит гораздо больше, чем простая политическая глупость одного отдельно взятого человека, каким бы малоприятным типом он не был. Для партии Бо, как политическая фигура, вероятно, остался в прошлом, но круги, вызванные его взлетом и падением, еще долго будут расходиться по воде. В первую очередь, случай с Бо обнажил взору любого обывателя глубокую трещину в китайских правящих кругах относительно распределения власти и будущего направления движения партии. Открыто бросив вызов давно устоявшимся партийным правилам продвижения персонала, Бо показал, что он - и многие другие в иерархии партии - больше не согласны следовать этим правилам, которые, по их мнению, создают преимущества для бесцветных бюрократов, не умеющих и не желающих рисковать. Сейчас с партийный истеблишмент выиграл решающую битву против таких повстанцев. Но существующая система распределения власти среди соперничающих фракций путем неясных договоренностей противна амбициозным и активным игрокам, таким как Бо, и в будущем, они будут чувствовать, что она их ущемляет. Если недовольства усилятся, взлелеянное единство партийной элиты, державшее партию на плаву после восстания на площади Тиананмен в 1989 году, рассеется, поставив под угрозу ее существование.

Тот факт, что Бо смог с легкостью гальванизировать общественное мнение при помощи своей популисткой риторики с левым уклоном - еще один повод для тревоги. Китайские лидеры думали, что уже давно избавились от призрака Мао, единственного коммунистического лидера, способного заставить массы терроризировать партию. Однако успешная кампания Бо, построенная на популярной нынче теме недовольства неравенством и коррупцией, говорит о том, что, до тех пор, пока политика партии поддерживает кумовской капитализм, в ее рядах будут появляться такие предприимчивые политики, желающие использовать социальные недовольства для удовлетворения своих личных амбиций. Как бы там ни было, партия должна вынести из этой ситуации важный урок. Его суть заключается не в том, чтобы пресекать появление таких Мао-подобных личностей, а чтобы решить как можно скорее социальные и экономические проблемы, которые порождают такой лево-популистский радикализм. На практике, чтобы сделать Китай более справедливым и демократическим обществом, нужны либеральные экономические и политические реформы.

Единственное светлое пятно во всей этой истории - это зрелость китайского общества, которое смогло повлиять на ситуацию. Если бы партия могла, она бы не стала выносить свое грязное белье на свет божий. Но в век информационной революции и беспрецедентной общественной активности, таких скелетов уже не спрячешь в шкафу. еще до попытки попытки отступничества Ванга Лицзуна, начальника полиции и правой руки Бо в Чунцине в начале февраля, китайская пресса активно обсуждала сильно разрекламированную «модель Чунцина». Многие либералы оспаривали ее достижения, законность и надежность. Когда Ванг попросил убежища в американском консульстве в Чэнду (месяц назад), все киберпространство взорвалось осуждениями в адрес Бо. Простые китайские граждане были по праву возмущены тем, что один из их руководителей (у Ванга был титул вице-министра) может пойти на такой предательский шаг. Но еще сильнее их разозлило то, что 35 лет спустя после культурной революции, политические интриги в стране, сильно напоминающие небезызвестное дело Лина Биао (когда избранный преемник Мао попытался сбежать в Советский Союз в 1971 году), снова доминируют в национальном диалоге, а люди по-прежнему не могут повлиять на выбор своих лидеров. В этом идеальном политическом шторме судьба Бо была предрешена. Теперь вопрос в том, сможет ли партия развернуть ситуацию в свою пользу.


Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Financial Times

  

Как развести тучи над Китаем


Китай стоит на пороге трудного перехода к более низкому росту и новой экономической модели. К такому выводу пришли многие после форума по развитию Китая. Более того, вероятно, переход будет не только экономический, но и политический. И оба они вступят в сложное взаимодействие. Последнее свидетельство экономического успеха, при правлении коммунистической партии, не гарантирует такого же успешного будущего. Читатели не должны верить мне слово. Но они могут довериться премьер-министру Вэню Цзябао, который сказал 14 марта: «Реформы Китая достигли критической отметки. Без успешных политических структурных реформ мы не сможем провести полную структурную реформу экономики. То, чего мы уже добились в плане реформирования и развития, может быть потеряно. Новые проблемы, которые внезапно обнаружились в китайском обществе, нельзя решить в корне, и историческая трагедия, подобная культурной революции, может случиться снова».

Значение этих политических вопросов велико. Но экономический переход, сам по себе, достаточно сложен. Китай готовится завершить этап, который экономисты называют «экстенсивным ростом», основанным на увеличении трудозатрат и капвложений. Теперь он должен перейти к «интенсивному росту», основанному на повышении навыков и технологий. Помимо прочего, Китай ощутит резкое снижение темпов роста по сравнению со средним годовым значением вблизи 10% на протяжении последних трех десятилетий. Еще больше усложняет этот переход природа экстенсивного роста Китая, в частности необычные инвестиционные ставки и повышенная потребность в инвестициях как в источнике спроса. Китай больше не является страной с добавочным трудом, согласно модели развития недавнего нобелевского лауреата из Западной Индии, Артура Льюиса. Он утверждал, что получаемый в настоящее время доход от добавочного труда в сельском хозяйстве формирует нижний порог зарплат для промышленного сектора, что делает последний невероятно прибыльным. При условии повторного инвестирования высокой прибыли, такой как в Китае, темпы роста промышленного сектора и экономики могут оказаться невероятно высокими. Но рано или поздно рабочая сила в сельском хозяйстве истощится, поднимая цену труда в промышленном секторе. Прибыль снизится, а сбережения и инвестиции упали в условиях созревания экономики.

Что ждет Китай в будущем


Тридцать пять лет назад Китай был экономикой с добавочным трудом. В наши дни все изменилось, отчасти из-за ускоренного роста и урбанизации: с начала реформ китайская экономика выросла более чем в 20 раз в реальном исчислении, а половина населения Китая теперь проживает в городе. Кроме того, низкий уровень рождаемости в Китае означает, что население работоспособного возраста (15-64) достигнет максимального значения в 996 миллионов в 2015 году. Согласно исследованию Кай Фенг из Китайской академии социальных наук, «дефицит рабочей силы, зародившийся в 2004 году в прибрежных районах, распространяется по всей стране. В 2011 году производственные предприятия столкнулись с беспрецедентными и глобальными проблемами в наборе сотрудников». В своем исследовании Фенг приводит убедительные подтверждения последовательного роста реальной заработной платы и сокращения прибыли. Китай оказался в поворотной точке Льюиса. Одним из последствий станет то, что, учитывая инвестиционную ставку, коэффициент капиталовооруженности будет расти быстрее, а прибыль падать быстрее. На самом деле, веское доказательство подобного интенсивности роста капитала появилось еще возникновения поворотной точки Льюиса. По мнению Луису Куйсу, бывшему экономисту Всемирного банка, вклад в повышение производительности труда растущего коэффициента капиталовооруженности (в противовес вкладу «общего коэффициента производительности» (TFP) или общей производительности) вырос от 45% в период от 1978 до 1994 года до 64% в период с 1995 до 2009 года.

Ситуация должна измениться. Рост Китая следует стимулировать путем увеличения общего коэффициента производительности, который поддержит прибыль, а не с помощью увеличения капиталовооруженности труда, которая приведет к снижению прибыли, особенно сейчас, когда реальная заработная плата стремительно растет. Учитывая неравномерное распределение дохода, небольшое снижение прибыли даже желательно. Однако отсутствие меры в этом вопросе может навредить потенциальному росту. Сложность перехода к росту, вызванному техническим прогрессом, является одной из причин, по которой многие страны попались в «ловушку среднего дохода». Китай, который сейчас принадлежит к странам со средним доходом, решительно настроен превратиться к 2030 году в страну с высоким уровнем дохода. Это потребует фундаментальных реформ, которые обозначены в знаменитом совместном отчете Всемирного банка и Центра научных исследований и развития государственного совета. Эти реформы негативно отразятся на закрепленных правах, особенно в местном правительстве и компаниях, принадлежащих государству. Именно это заставляет Вэня придавать такую значимость политическим реформам.

Долгосрочная проблема Китая заключается в том, что стране нужны трудные реформы для поддержания роста в течение следующих двух десятилетий. На этом пути Китай, вероятно, ждут жесткие посадки, о чем заявил Нуриэль Рубини из Stern School of Business Университета Нью-Йорка на финансовой конкуренции. Китайское правительство стремится вывести годовой рост к 7.5% в текущем году и до 7% по текущему пятилетнему плану. Некоторое замедление кажется неизбежным, а при замедлении роста необходимость в исключительных темпах роста инвестиций также снизится.

И все же, чтобы перейти от инвестиционных показателей в 50% от внутреннего валового продукта к 35%, и избежать при этом рецессии, необходимо обеспечить противовес в сфере потребления. У Китая нет легких путей, вот почему он продолжает много инвестировать, чтобы сгладить последствия кризиса. Кроме того, Китай очень рассчитывает на инвестиции в строительство недвижимости: за последние 13 лет инвестирование в жилье росло в среднем на 26% в год. Но этому пришел конец. Китай и в самом деле может перейти к совершенно другому типу экономического роста. Страна по-прежнему способна наверстать упущенное. Но проблемы перехода к новой модели будут огромны. Большое количество стран со средним уровнем дохода потерпели неудачу. Сложно приводить доводы против Китая, учитывая его прошлые заслуги. Кроме того, верхние политические эшелоны не страдают самодовольством и признают наличие проблемы.


Мартин Вулф

Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Financial Times

  

Вам – панды, нам - нефть


Китай агрессивно приобретает канадские активы.

Китайские императоры начали преподносить панд в дар для налаживания дипломатических отношений еще 1 300 лет назад. В 1950-е правительство Китайской Народной Республики возродило эту традицию, поэтому никого не удивила новость о том, что в этом году Поднебесная передала двум канадским зоопаркам парочку медведей. Параллельно между государствами происходило укрепление торговых связей, причем Канада доброжелательнее многих других стран принимала китайские инвестиции. Интерес Поднебесной к активам канадских компаний продолжает расти, и за последнее время наибольшее внимание привлекло к себе предложение принадлежащего государству китайского нефтяного гиганта CNOOC, сделанное своему канадскому конкуренту, нефтегазовой компании Nexen. За это поглощение Пекин был готов выложить $15.1 млрд. Сейчас в центре внимания находится окончательный вердикт китайского регулятора, изучающего в данное время эту сделку, поскольку совет директоров Nexen уже одобрил ее. Кроме того, географическая диверсификация активов Nexen предполагает, что свое слово предстоит сказать и регуляторам других стран, что весьма осложняет ситуацию. Впрочем, аналитики в большинстве своем склонны полагать, что сделка состоится.

Семь лет назад, из-за политической оппозиции в Вашингтоне, у CNOOC сорвалось другое крупное предложение о поглощении стоимостью 18.5 млрд., сделанное Unocal, нефтяной группе США. Однако, судя по количеству недавно одобренных и заключенных сделок, похоже, что канадцы более благосклонно реагируют на интерес, проявляемый Китаем к их национальным нефтяным компаниям. Так, ранее в этом году было окончательно завершено оформление двухэтапной сделки о покупке за $2.5 млрд. компании Athabasca Oil Sands. Еще одна китайская компания, Sinopec, в 2010 г. заплатила $4.65 млрд. за 9% акций Syncrude, занимающейся разработкой нефтеносных песков в Альберте. А совсем недавно Sinopec выкупила за $1.5 млрд. 49% активов Talisman Energy, разрабатывающей месторождения в Северном море.

В прошлом году прибыль Nexen упала на 37% г/г до $697 млн., а в июле этого года CNOOC предложила заплатить за акции компании премию в размере 61% к цене закрытия пятницы в Нью-Йорке, что является весьма высокой ценой для фирмы, чьи дела шли в последнее время не блестяще. Впрочем, не все канадцы в восторге от этой сделки, обещающей стать крупнейшим международным поглощением, инициатором которого стала не Япония, а другое азиатское государство. Так, признанный выразитель общественного мнения обозреватель Майкл Платт в своей колонке в Calgary Sun предупредил, что данное поглощение должно послужить сигналом тревоги и даже назвал его «сделкой с дьяволом».

Платт, признавая с одной стороны, что разработка китайским правительством нефтяных ресурсов Канады обусловит рост занятости, задается вопросом, допустима ли продажа государственных активов правительству, практикующему «насильственные аборты» и «жестокое деспотичное обращение со своими гражданами». Продажа компании одновременно станет и продажей ценных технологий, подчеркивает Платт. «С приобретением ключевой нефтяной компании Альберты, тоталитарный режим, который ранее довольствовался небольшими сделками в сфере разработки нефтяных песков, сможет объявить себя полноправным игроком на рынке битуминозной нефти». Поднебесную интересуют не только канадская нефть и газ: еще один заключенный контракт предполагает, что Китай получит в свое распоряжение и готовые ноу-хау, что свидетельствует о серьезности намерений Пекина, намеревающегося существенно продвинуть вперед свою промышленность.

На этот раз речь идет о Wescast Industries, крупнейшем в мире производителе компонентов выхлопных систем и подвесок для автомобилей и легких грузовиков. Эта компания была приобретена за $240 млн. фирмой Sichuan Bohong Group. Хотя в сравнении со стоимостью сделки CNOOC/Nexen эта сумма представляется ничтожной, поглощение Wescast подчеркивает усиливающееся присутствие Китая на мировом рынке поставок автозапчастей. И, в отличие от нефтяной сделки, этот вопрос уже окончательно решен.

Как сообщает Shanghai Hotline, в числе клиентов Wescast значатся столь именитые бренды, как General Motors, Ford, Volkswagen, BMW и Honeywell. Продукция компании формирует 40% американского рынка и 13% европейского. Bohong, частная компания со штатом работников около 2 300 человек, намеревается поддерживать функционирование всех существующих цехов Wescast, а также инвестирует Rmb2.35 млрд. ($370 млн.) в строительство новых производственных мощностей в провинции Сычуань на юго-западе Китая, которые будут выпускать весь спектр продукции Wescast. В прошлом китайские автопроизводители полагались на зарубежных поставщиков запчастей, и рынок уверенно держали Wescast, Delphi Automotive и южнокорейская Mando. Теперь Bohong ослабит эту зависимость. «Получив передовые зарубежные технологии, мы сможем незамедлительно стать участником международной цепи поставок. У нас уйдет слишком много времени на самостоятельную разработку подобных технологий с нуля», - прокомментировал представитель компании в интервью CBN. Целью Bohong является не только североамериканский рынок. В апреле фирма подписала соглашение с Eisenwerk Bruhl GmbH, немецким производителем блоков цилиндров, об инвестировании Rmb1.7 млрд. в производство запчастей для третьего поколения Audi EA888. В этом совместном предприятии доля участия Bohong составит 80%.

Конечно, с 2008 года мировой автопром переживает не лучшие времена, пройдя через серию банкротств и чрезвычайных дотаций из госбюджета. Однако это и предоставило китайским игрокам удобную возможность. Пока велись переговоры о покупке Wescast, финансовые показатели компании успели ухудшиться, что позволило Bohong купить ее за меньшую сумму, чем было изначально заложено в бюджет. В 2011 г. чистые убытки Wescast составили $4.5 млн. против прибыли в размере $18.8 млн. по итогам предыдущего года. Очевидно, китайская сторона полагает, что сможет развернуть этот тренд доходности. Ранее Поднебесную привлекали автомобильные бренды: SAIC поглотила MG Rover, а Geely купила у Ford Volvo. Теперь же сделка с Wescast может стать первой ласточкой в череде поглощений производителей запчастей, пишет CBN. Сколько еще канадских активов приобретет Китай? Время покажет. США предупреждают своих северных соседей о необходимости соблюдать осторожность. Кроме того, подобная активность Канады отразится и на Штатах, о чем уже заявил в Calgary Post конгрессмен-республиканец от штата Небраска Ли Терри, назвав сделки подобного рода «тревожным звонком для американцев». «Они могут просто прийти и купить вашу нефть, и это вызывает серьезную обеспокоенность». Возможно, очередная партия панд уже отправлена в зоопарк в Небраске…


Подготовлено Forexpf.ru по материалам HSBC

  

С Китаем все в порядке


Все чаще и чаще слышны тревожные разговоры о том, что Китай заходит на жесткую посадку. За прошлый год китайский фондовый рынок потерял 20%, до уровней 2009 года. Неблагоприятная экономическая статистика последних месяцев - от индекса менеджеров по закупкам и объема промышленного производства до розничных продаж и экспорта - лишь усиливает беспокойство о том, что у Китая, самого мощного локомотива мировой экономики, заканчивается топливо. Эти страхи сильно преувеличены. Да, китайская экономика снижает обороты, но этот процесс развивается медленно и, вероятно, в ближайшем будущем не ускорится. У Китая хорошие шансы на вполне себе мягкую посадку. Признаки жесткой посадки в китайском стиле всем хорошо известны еще со времен Великой рецессии 2008-2009 годов. Тогда темпы роста резко упали с максимумов второго квартала 2007 года на уровне 14.8% до 6.6% в первом квартале 2009 года. Китайский экспортный сектор из мощного катализатора роста превратился в фактор давления, поскольку объем мировой торговли упал на рекордные 10.5% в 2009 году став жестоким потрясением для экономики Китая. За экспортным сектором потянулись и другие несбалансированные сектора, в частности, рынок труда, потерявший более 20 млн. рабочих мест только в провинции Гуандон.

На этот раз снижение более плавное и менее быстрое. От максимумов первого квартала 2010 года на уровне 11.9% ВВП Китая опустился к 7.6% во втором квартале 2012 года - это лишь половина 8.2%-ного падения в период Великой рецессии. По прогнозам Международного валютного фонда, темпы роста мировой торговли в 2012 году составят 4%, если, конечно, Еврозона не начнет бесконтрольно разваливаться на куски, что, все же, маловероятно. По сравнению с ростом в среднем на 6.4% за период с 1994 по 2011 годы 4% выглядят несколько жалко, но все же лучше, чем в 2008 и 2009 году. Теперь, Китаю уже не грозит столь же масштабное падение экспорта, как три года назад, поэтому и жесткая посадка маловероятна.

Да, у экономики Поднебесной масса других проблем, в частности, охлаждение перегретого рынка жилья средствами монетарной и фискальной политики. Однако строительство так называемого социального жилья для семей с низким уровнем дохода, финансируемое в рамках последних инвестиционных проектов, развернутых в крупных метрополиях провинций Гуандун, Гуйчжоу, в городах Чанша, Чунцин и Тяньжин, с лихвой компенсируют спад. Более того, На этот раз центр играет более значительную роль в финансировании новых проектов, в отличие от инициатив, финансируемых банками 3-4 года назад, которые привели к опасному росту долговых обязательств местных правительств. Сообщения о городах-призраках, мостах в никуда, новых пустующих аэропортах лишь разжигают тревогу в умах западных аналитиков; они боятся, что китайской экономике не удастся восстановиться также, как во втором квартале 2009 года. Инвестиции в основные средства приблизились к критической отметке 50% от ВВП, поэтому их не покидают опасения, что еще один инвестиционный стимул лишь приблизит неизбежный коллапс китайской экономики.

Однако пессимисты забывают об одном очень важном катализаторе, который лежит в основе всего процесса модернизации Китая: о самой масштабной урбанизации в истории человечества. В 2011 году доля городского населения в Китае преодолела впервые 50%-ный порог и достигла отметки 51.3%. Для сравнения, в 1980 году она не превышала 20%. Более того, по данным ОЭСР, к 2030 году численность городских жителей в стране увеличится еще более чем на 300 млн. человек - прирост, равный общей численности населения в США. При таких темпах миграции из села в город (в среднем 15-20 млн. человек в год), сегодняшние города-призраки быстро превратятся в процветающие метрополии. Шанхайский район Пудун - прекрасный пример того, как уныло пустовавший никому не нужный строительный проект в конце 1990-х быстро превратился в оживленный городской район с населением примерно в 5.5 млн. человек. По данным исследования МакКинси, к 2025 году в Китае будет более 220 городов с населением свыше миллиона человек (в 2010 году таких городов насчитывалось 125), и 23 мегаполиса с населением не меньше пяти миллионов.

Китай не может позволить себе проволочки в создании новых городов. Инвестиции и строительство должны планироваться с учетом ожидаемого притока городских жителей. Те, кто критикует «города-призраки», просто не видят общей картинки. Они - часть большого китайского плана. Модель производства, безотказно работавшая 30 лет, не способна вывести Китай в землю обетованную. И китайским лидерам об этом давно известно; не зря же Премьер министр Вэнь Цзябао в 2007 году выступил со своей знаменитой критикой «Четырех Не» - нестабильной, несбалансированной, нескоординированной и, в конечном счете, совершенно неустойчивой экономики. Два внешних потрясения - сначала со стороны США, а теперь - со стороны Европы, трансформировали «Четыре Не» в конкретный план действий. Слишком сильная зависимость от спроса в кризисных развитых странах - Ахиллесова пята Китая. Чтобы избавиться от нее, правительство придумало 12-тый Пятилетний план, ориентированный на стимулирование потребления; в нем сформулирована мощная стратегия перебалансировки, способная двигать страну вперед многие десятилетия. А потребности масштабной урбанизации в инвестициях и строительстве - главный столп этой стратегии. В городе доход на душу населения более чем в три раза выше, чем в сельских районах. До тех пор, пока урбанизация сопровождается созданием достаточного числа рабочих мест - стратегия, усиленная одновременным стимулированием развития в секторе услуг - трудовые доходы и покупательская способность населения будут расти.

Критики Китая напрасно считают урбанизацию «фальшивым» ростом. Это ключевой компонент «нового Китая», который обеспечивает стране циклические и структурные решения. Столкнувшись с дефицитом спроса - в результате внешнего шока, или внутренних корректировок, например, коррекции на рынке жилья - Китай сможет соответствующим образом изменить свои запросы к инвестициям в урбанизацию. Огромные сбережения и дефицит бюджета, не превышающий 2% от ВВП дают правительству практически неограниченные возможности для реализации своих задумок. Монетарную политику тоже еще есть куда ослаблять; в отличие от центральных банков на Западе, Народный банк Китая еще не исчерпал все свои ресурсы. Замедление роста - привычное дело для экспортно-ориентированной экономики. Но Китай находится в гораздо более выгодном положении, чем другие страны мира. Мощная стратегия перебалансировки обеспечивает экономике структурную и циклическую поддержку, которая поможет ей избежать жесткой посадки.


Стивен Роуч

Подготовлено Forexpf.ru по материалам Project Syndicate


Лучший способ выразить благодарность автору - поделиться с друзьями!!!
Узнавайте о появлении нового материала первым! Подпишитесь на обновления по email:
Подписаться на получение новых материалов с сайта
Ищите нужную информацию у нас на сайте. В форме поиска укажите свой запрос
ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ССЫЛКИ по теме


  1. КИТАЙ кризис 2013
    Последняя «мягкая посадка» Китая.
  2. КИТАЙ кризис: 2011-3
    Китайский юань: валюта-путешественница. Новая валютная политика Китая. Вопросы для Китая. Американские гособлигации. У Китая есть своя "кредитная бомба". Рабочие места из Китая не вернутся. Китайская валютная политика. Развенчанный миф китайской экономики
  

ОТПРАВИТЬ СООБЩЕНИЕ на сайт
не более 1000 символов !
Здравствуйте, уважаемый читатель!
Прежде чем писать сообщение, прочитайте, пожалуйста, следующие правила.
1. Пользуйтесь системой меню вверху экрана, системой поиска по сайту.
2. Только если Вы не нашли ответ, можете написать свой вопрос.
3. Если ответы на вопрос есть на сайте, вопрос-сообщение удаляется или не комментируется.
4. Если вопрос лежит за рамками нашей компетенции, модератор об этом сообщит.
5. Модератор имеет право НЕ отвечать на вопросы.
6. Удаляются сообщения, нарущающие законодательство РФ.
7. Многочисленные изменения законодательства и правоприменительной практики, неоднозначность толкования норм и обычная невнимательность могут повлечь наличие ошибок. Все риски, связанные с принятием решений на основании предоставляемой Сайтом информации, лежат на пользователе.
8. Поле, отмеченное *, обязательно для заполнения. Вводя "защитный код", вы даете согласие на обработку персональных данных в указанном объеме. Мы гарантируем, что данная информация не будет передана третьим лицам.
Звать
Текст *

Капча
(англ.):
Включите графику, чтобы увидеть код
  
.