Главная страница раздела ЦЕНТР ИНФОРМАЦИИ
Начало  ►  Библиоколлектор  ►  АКТУАЛЬНАЯ ТЕМА  ►  ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

АЗИЯ: ЯПОНИЯ, Австралия: 2013 -2012

Месть японских мандаринов. Австралия: все ушли в забой. Япония и политика вины. Дешевая иена не сделает японский товар привлекательнее. Япония не отказывается от валютных интервенций.

        11 сен. 2017      5      3711

Месть японских мандаринов


Вот уже почти год минул с тех пор, как Япония содрогнулась от сильнейшего землетрясения на тихоокеанском побережье, в Тохоку. С тех пор средства массовой информации страны не устают говорить и писать о масштабах разрушений и человеческих жертвах. Постоянная трансляция травмирующих психику видео изображений гигантского цунами, накрывшего страну, и разрушенных ядерных реакторов на атомной электростанции Фукусима впечатала их в коллективную память Японии. В годовщину этого трагического события, 11 марта, пресса снова активизируется, снова польются статьи и видео репортажи на ту же тему, призывающие жителей Страны восходящего солнца набраться решимости и пережить катастрофу. Но, вероятно, японцы уже попали в западню, о которой никто не подозревал. То, что пришлось пережить японцам за прошедший год, можно сравнить с опытом американцев после терактов 11 сентября 2001 года. Оба события серьезнейшим образом исказили общественный дискурс. В Штатах правительство развернуло масштабную пропаганду, чтобы обеспечить себе общественную поддержку в «мировой войне с терроризмом», которую оно собиралось развязать. Видео изображения падающих «близнецов» Всемирного торгового центра раздували пламя конфликта.

В Японии картины землетрясения/цунами/аварии на ядерном реакторе использовались для того, чтобы сплотить японцев за реабилитацией разрушенных регионов бюрократами и крючкотворами, а также снискать общественную поддержку многолетнему статусу Японии как «младшего брата» США, который люди отвергли во время общих выборов 2008 года. Но за этот год правительству Премьер министра Йосихико Ноды удалось добиться лишь жалкого подобия результатов по реконструкции и реабилитации. Многие японцы, эвакуированные из районов бедствия, продолжают жить во временных убежищах, а в разрушенных областях по-прежнему высятся горы мусора. Зато частные компании быстро отстроили свои разрушенные производственные мощности и восстановили разорванные звенья цепочки поставок. Главная причина такой некомпетентности и недееспособности кроется в неудовлетворительной работе японского правительства в сочетании с отсутствием опыта и эффективного управления у правящей Демократической партии Японии (DPJ). В частности, у DPJ нет большинства голосов в верхней палате парламента, которая может наложить вето на любой закон, при этом два последних правительства от DPJ уже испытали на себе цензуру верхней палаты и травлю кабинета министров. Но даже с абсолютным большинством в нижней палате Демократы слишком поглощены внутрипартийными кознями и политическим кризисом.

Не удивительно, что японцы разочарованы в правящей партии, которая пришла к власти благодаря обещаниям избавиться от застарелых грехов Либерально-демократической партии, которая была у власти пять десятилетий подряд. Избиратели свергли LDP в 2008 году, наивно полагая, что смена правительства каким-то образом положит конец затянувшемуся политическому и экономическому кризису, терзающему страну с тех пор, как в 1990-х лопнул пузырь на рынке недвижимости. Радужные обещания DPJ с упором на реформы и экономическое восстановление, убедили избирателей, что Япония сможет безболезненно вернуться на путь роста. На самом деле, DPJ указала на символическую связь LDP и бюрократии - некогда эти узы воспринимались как инструмент, позволивший стране быстро восстановиться после войны - как на причину затяжной стагнации. Таким образом, первый демократический Премьер Японии Юкио Хатояма отличился тем, что публично обвинил японских бюрократических мандаринов во всех смертных грехах и даже упразднил совет заместителей министров по административным вопросам, который занимался координированием политики на уровне правительства. Это объясняет, почему политике так недостает координации при решении задач по восстановлению и реконструкции после землетрясения и аварии на Фукусиме.

Хатояма в своих нападках не обошел вниманием и мандаринов министерства обороны и внешней политики, которые занимались вопросами американо-японского сотрудничества, потому что они тоже воспринимались как часть бюрократической структуры власти, созданной LDP, которая развалила экономику Японии. Для мандаринов их роль в управлении альянсом была главным источником власти. В результате, Хатояма также указал на то, что Японии нужно больше независимости от США в рамках альянса, предложив при этом некую не вполне понятную концепцию Восточно-азиатского сообщества. Он ушел в отставку через девять месяцев после победы DPJ на выборах, в основном из-за ошибочных действий по управлению альянсом, в частности, в решении вопросов о релокации американской военно-морской базы в Окинаве. Он пообещал убрать базу их Окинавы, будучи связанным двусторонним соглашением о строительстве замены.

После отставки Хатоямы его преемники - Наото Кан и Нода - активно тормозили реформы, как в отношении управления альянсом, так и в вопросах внутренней политики. Возврат к симбиозу бюрократии и правительства наиболее ярко проявляется в стремлении Ноды вернуть управление альянсом в прежнее русло, или удвоить 5% налог на потребление (чтобы было на что содержать феодальные поместья мандаринов), несмотря на ужесточение дефляции. Япония охвачена чувством беспомощности, что вынуждает избирателей к политическим манипуляциям и лишь подчеркивает необходимость вновь обратиться к бюрократии для быстрой реабилитации разрушенных землетрясением и цунами областей, придает дополнительную значимость спасательным операциям американских военных. Надо признать, что правительство DPJ восстановило совет заместителей министров по административным вопросам, упраздненный Хатоямой. Японцам, как и американцам, нужно время, возможно, возможно, несколько лет, чтобы осознать, что их обманули. А пока мандаринам нечего бояться.


Подготовлено Forexpf.ru по материалам Project Syndicate

  

Австралия: все ушли в забой

Жизнь за счет Азии и зависимость от экспорта минеральных удобрений лишают экономику страны конкурентоспособности


По словам Стива Сарджента, главы подразделения General Electric в Австралии, люди удивляются, узнав о том, что страна с населением 22 млн. человек стала для компании крупнейшим рынком сбыта, даже больше, чем Китай. А такой неожиданный успех объясняется просто - взрывным ростом добывающего сектора. Компания продает локомотивы, турбины и подводные системы для крупных добывающих и энергогенерирующих проектов, рассыпанных по всему острову. Думаете, мы имеем дело с блистательным взлетом австралийской экономики? Ошибаетесь. "На самом деле, нашу продукцию покупают не австралийцы; в конечном счете, все оплачивают три млрд. людей к северо-западу отсюда", - добавляет Стив. "Если развивающиеся страны Азии - это локомотив роста мировой экономики, то богатая минералами Австралия - ее топливный склад".

Австралия добилась процветания, привязавшись к Азии, в частности, к процессам урбанизации в Китае. Экономика страны растет уже 21 год подряд, безработица держится ниже 5% и, в отличие от большинства стран Европы гордится своим сильным банковским сектором и кредитным рейтингом ААА. Экономический центр тяжести смещается к Азии, а Австралии это на руку, как никакой другой развитой стране. С 2007 года экономика страны растет более чем на 10% в год. "Минули дни, когда мы искали вдохновения и утешения у американцев и британцев. Теперь наша очередь показать им, как надо работать", - утверждает журналист Джордж Мегалодженис в своей последней книге The Australian Moment (Звездный час Австралии).

На первый взгляд связи с Азией кажутся благом и спасением для страны, но как бы они не обернулись проклятием, особенно, если два главных азиатских супергиганта - Китай и Индия - начнут серьезно сбавлять обороты. Некоторые пессимисты (или реалисты?) полагают, что у всякой медали есть оборотная сторона, и Австралия, превратившись в "шахту на задворках Китая", попала в зависимость от сырьевого сектора. Аналитики опасаются, что, разленившись и успокоившись, она своими насосными установками не только выкачивает нефть, но и надувает пузырь на кредитном рынке. Благосостояние Австралии выросло, а желание принимать трудные решения, необходимые для повышения темпов роста производительности у компаний и правительства поубавилось (по оценкам экономистов производительность должна вернуться к годовому росту на уровне 1.5% от 0.4% за период с 2006 по 2011 годы).

"Если спрос Китая на природные ресурсы будет таким же высоким, все в порядке. Но если нет - плохи наши дела. Не исключено, что беды не миновать в любом случае", - считает Дилан Грайс из Societe Generale. Из-за бума в добывающем секторе курс австралийского доллара вырос настолько, что производители в обрабатывающем секторе просто не способны конкурировать на мировом рынке. Туризм, розничный сектор и образование, дающие рабочие места 3 млн. человек, тоже не в лучшей форме. Иностранные туристы и будущие студенты считают, что ехать в Австралию слишком дорого, хотя еще десять лет назад она привлекала их как раз своими умеренными ценами. Между тем, зарплаты в добывающих предприятиях выросли настолько, что другие отрасли экономики просто не способны конкурировать с ними за квалифицированный персонал.

Учитывая эти факторы, многие задаются вопросом, не страдает ли экономика от "голландской болезни" - ее главный симптом - это перекос экономики из-за высоких доходов в добывающей отрасли. Чтобы добиться успеха, Австралии нужно пересмотреть то место, которое она занимает в мировой экономике. "Проблема Австралии больше психологическая, чем экономическая. Страна должна понять, почувствовать себя частью региона, перестать быть анклавом белых, которым достался целый континент в личное пользование", - отметил Пол Китинг, бывший премьер министр. "Нам нужно больше социальной и психологической открытости по отношению к странам, где нет выходцев из Европы", - добавил он.

Последние статистические данные по экономике (которая выросла на 4.3% г/г с начала года по март) и уровню занятости (который в мае вырос на 40 тыс. рабочих мест) рисуют радостную картину, но на деле все гораздо сложнее. Многие австралийцы восточных городов, в частности Сиднея и Мельбурна, которых не коснулся добывающий бум западного побережья, не видят и не чувствуют никаких преимуществ. "С октября у меня уволились два опытных механика - уехали в шахты", - жалуется Берик Линтон, владелец автосалона на Золотом побережье Квинсленда. "Мы не можем предложить им такую же зарплату", - поясняет он, добавляя, что из-за нехватки механиков в Австралии он вынужден искать их в Европе.

Частично это связано с высоким валютным курсом. Компании с трудом конкурируют, потому что австралийский доллар упрямо держится на уровне паритета с долларом США. В прошлом году число рабочих мест в добывающем секторе выросло на 60 тыс., а розница и обрабатывающие предприятия потеряли 50 тыс. рабочих мест. Деньги льются рекой в горнодобывающие и газовые проекты, поэтому, по оценкам Минфина, сектора экономики, так или иначе связанные с сырьем, в течение ближайших двух лет будут расти в среднем на 9% в год. Между тем, рост остальных сегментов экономики не превысит 2% за тот же период. Последние данные также наглядно демонстрируют раскол в экономике: спрос в богатых природными ископаемыми западных областях вырос на 14.5% с начала года по март - что в три раза выше общенационального показателя.

Не трудно догадаться, что такой раскол будет иметь политический резонанс. Уэйн Свон, министр финансов от правящей партии лейбористов, открыто критикует миллиардеров и горнодобывающих магнатов, таких как Джина Райнхарт, которая недавно получила титул самой богатой женщины в мире. По его словам, они используют свое благосостояние, чтобы "вставлять палки в колеса социально ориентированной политике и экономическим реформам". "Горстка людей прикарманила львиную долю национальной экономики, и теперь считает себя в праве определять будущее Австралии в зависимости от своих собственных интересов", - добавил он, комментируя инвестиции Райнхарт в Fairfax Media - крупнейшую медийную компанию страны, которой принадлежит Sydney Morning Herald.

Продолжаются споры с непопулярным правительством лейбористов, которым суждено потерпеть поражение на следующих выборах. Они используют бюджет, чтобы "распределить прибыли от бума в добывающей отрасли", и предлагают потратить еще 5 млрд. австралийских долларов на семьи с низким и средним уровнем дохода. Не удивительно, что горнодобывающим магнатам это не по нраву. "Нападки на людей и отдельные экономические сегменты не помогут завоевать доверие - ничего хорошего из этого не выйдет. Печально, но гонениям подвергся именно ресурсный сектор - часть экономики, которая способна расти и создавать рабочие места для многих австралийцев", - заявил Жак Нассер, председатель BHP Billiton.

"У нас промышленность мирового уровня, и австралийцы могут ей гордиться. Но мы работаем в отрасли с очень высокой конкуренцией, особенно в непростых условиях мирового кризиса". Темпы роста китайской экономики постепенно снижаются, и для австралийского добывающего сектора это не сулит ничего хорошего. "Даже если китайские власти не пустят дело на самотек, их спрос на сырье в течение ближайших пяти лет может снизиться гораздо сильнее, чем мы предполагаем", - отметил Брайан Маквари из Macquarie Securities. Крупнейшая в мире добывающая компания понимает, чем рискует. Последние несколько месяцев руководство компании весьма осторожно в высказывается о своих планах, потому что цены на сырье снижаются и, согласно прогнозам, негативная динамика сохранится.

BHP Billiton отказался от своей цели за пять лет потратить 80 млрд. австралийских долларов на "проекты развития". Генеральный директор компании Мариус Клопперс заявил о том, что не одобрит ни одного крупного проекта в ближайшее время. "Экономика некоторых проектов изменилась. Думаю, что в течение двух лет, может быть, 18 месяцев, мы подождем и просто посмотрим, как будут развиваться события".

По оценкам правительства, более половины незавершенных инвестиционных проектов в австралийском добывающем секторе на общую сумму 500 млрд. австралийских долларов, уже одобрены, при этом мощным катализатором следующей фазы роста станут газовые проекты, ориентированные на японских и южнокорейских потребителей. В Минфине полагают, что в ближайшие 12 месяцев компании сектора потратят на инвестиции рекордные 120 млрд.

Между тем, эскалация цен на строительство и рост затрат на содержание персонала могут поставить под сомнение реализацию значительного числа крупных проектов. В последнем отчете Совета по добыче полезных ископаемых Австралии говорится о том, что проекты по добыче железой руды в стране обходятся примерно на 75% дороже, чем, скажем, в Африке, а затраты на сооружение новых мощностей в шахтах по добыче энергетического угля за последние пять лет выросли втрое, поставив под угрозу рентабельность таких проектов, как шахта в Маунт Плезант компании Rio Tinto.

Кроме того, правительство решило ввести новые налоги на добычу природных ископаемых, добавив тумана в финансовые перспективы компаний.

"Есть ли риски в Австралии? Да", - утверждает Иван Глазенберг, генеральный директор Glencore. "Мы относимся к мировой элите, но, порой, наши поступки и решения заставляют людей трижды подумать, прежде чем вложить деньги в нашу экономику. Австралия стала еще одной страной, где правила могут в любой момент измениться и обернуться против тебя".

Однако в экономике Австралии есть и другие проблемы, помимо сектора природных ресурсов. Одна из них - высокие цены на недвижимость. Другая - высокий потребительский долг. Австралийцы берут пример со своих двоюродных англо-саксонских братьев из северного полушария: последние двадцать лет они тратят больше, чем зарабатывают (соотношение долга к располагаемому доходу превышает 160%), но сейчас они озаботились выплатой своих кредитов.

"Если поскрести ногтем блестящую поверхность "австралийского чуда", то обнаружится не только чудесный суперцикл сырьевого сектора; но и не менее чудесный суперцикл кредитования. Кредитный пузырь, выросший на рынке сырья, который, в свою очередь, вырос на кредитном пузыре в Китае - Австралия кажется большим кредитом, финансированным за счет кредита - обеспеченное долговое обязательство в квадрате", - поясняет Грайс.

Гленн Стивнес, глава Резервного Банка Австралии, считает, что "отказ домохозяйств от заемных средств" объясняет неравномерность развития экономики. "Дело не в том, что добывающий сектор переманивает рабочую силу и капитал из других областей и толкает вверх валютный курс. Даже если бы никакого сырьевого бума не было, в темпы роста в других секторах все равно снижались бы из-за сокращения потребительских расходов", - считает он.

Несмотря на все свои уязвимости, у Австралии отличная возможность приобщиться к росту экономической мощи в Азии. И в этом ей поможет не только Китай, у которого впереди, вероятно, еще много лет уверенного развития. Среднему классу в Азии требуется хорошая инфраструктура, которую будут строить из австралийского сырья.

"Не сомневаюсь, мы стоим на пороге величайшей эры, удача и процветание ждут тех, кто не боится трудностей", - считает Джо Хоки, теневой министр финансов и юрист в Сиднее. Но чтобы воспользоваться этой исторической возможностью, австралийцам нужно решить проблему двухскоростной экономики и серьезнее отнестись к своим не первостепенным экономическим отраслям. Если сидеть и смотреть, как добывающий сектор диктует свои условия, можно лишить остальные 90% экономики возможности поучаствовать в развитии региона, приговорив Австралию к новой форме изоляции. Тогда вместо величия Австралия получит статус "задворков Азии".


Нейл Хьюм Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Financial Times

  

Япония и политика вины


Япония снова отдаляется от соседей и доводит своих друзей до отчаяния из-за вопроса, связанного с принятием ответственности за военную агрессию и преступления. После выбора нового правительства голоса несогласных снова громко звучат и находят такой отклик у общественности, включая молодежь, что для сравнения невозможно было бы представить в современной Германии. Все это подогревает националистические настроения в Китае и Южной Корее и делает и так ожесточенные споры по поводу территорий в Восточно-Китайском и Японском море еще опаснее. Может быть, как говорят некоторые мои японские коллеги, недавно избранный премьер-министр Синдзо Абэ, несмотря на свои глубоко консервативные и националистические взгляды и убеждения, в конечном счете является реалистом, который сделает все, что нужно – несомненно, под давлением со стороны США – чтобы ослабить напряженность. Но есть три определенных аспекта, по отношению к которым он и его коллеги занимают тревожные позиции, вызывающие раздражение в регионе.

Во-первых, это давнишняя история, связанная с извинениями за начало и ведение Японией агрессивной войны до и во время Второй мировой войны. Много лет пострадавшие страны хотят получить исчерпывающие и недвусмысленные извинения; будучи министром иностранных дел Австралии с конца 1980х гг. я призывал Токио сделать это и тем самым поставить точку в спорах, что было бы правильно и с моральной точки зрения и в интересах самой Японии. Наконец, в пятидесятую годовщину поражения Японии, в 1995 г., премьер-министр Томичи Мураяма заявил о «глубоком раскаянии» и принес личные «чистосердечные извинения». Большинство последующих лидеров страны в той или иной степени придерживались такой же линии поведения – хотя это никогда полностью не удовлетворяло Китай и Южную Корею. Но после своей блестящей победы на выборах Абэ заявил газете «Sankei», что постарается вместо знакового заявления 1995 г. «премьер-министра-социалиста» сделать «дальновидное» заявление, содержание которого он не описал.

Второй аспект связан с особым извинением перед «женщинами для утешения» - из многих стран, включая мою родину, и в особенности из Южной Кореи – которых отправляли в военные бордели и превращали в сексуальных рабынь. Тогдашний главный секретарь кабинета министров Йохэй Коно нарушил молчание в 1993 г., принеся «искренние извинения и сожаления» всем тем, кому пришлось «страдать от невыносимой боли». Однако Абэ и некоторые его коллеги в течение многих лет официально заявляли - включая первый срок Абэ на посту премьер-министра в 2006-2007 г. – о неприменении силы. В 2007 г. его советник по вопросам национальной безопасности сказал одному моему коллеге: «Все это работа членов корейских левых партий: это проще простого». Сейчас в начале 2013 г. главный секретарь кабинета министров Абэ, Йосихидэ Суга, заявил, что для изучения оснований заявления Коно будут приглашены эксперты.

И наконец, третий аспект связан с храмом Ясукуни, посвященным погибшим воинам, в «Книге душ» которого записаны имена 14 военных преступников класса А. Также в храме расположен музей, прославляющий завоевания Японии, как «войны, которые велись с целью выживания и самообороны» или для «освобождения Азии». Абэ регулярно посещает Ясукуни: он снова побывал в храме в пошлом октябре, после того, как его избрали лидером Либерально-демократической партии, и продемонстрировал «глубокое огорчение» во время предвыборной кампании по поводу того, что не сделал этого во время своего первого срока на посту премьер-министра. Сообщается, что он намерен посетить храм во время этого премьерского срока. Известно, что четырнадцать из 19 членов его кабинета принадлежат к группе, призывающей к паломничеству в данное место.

Проблему усложняет то, что японская общественность поддерживает занимаемую Абэ позицию. Опрос общественного мнения, проведенный информационным агентством Jiji Press, показал, что 57.7% опрошенных считают, что Абэ должен сейчас посетить Ясукуни – и это значительно больше по сравнению с 2006 г., когда такую позицию заняли 43%. Конечно, у этих историй есть две стороны. Можно утверждать, как делают многие японцы, что негативная реакция японских соседей большей частью вызвана циничными националистическими принципами. Активисты движения в защиту южнокорейских «женщин для утешения» часто не могут подтвердить данные о заявлениях, сделанных в этом отношении за последние два десятилетия, а также объем компенсации. Аналогичным образом Китай, возможно, установил слишком высокую планку относительно требуемых извинений.

Но даже без учета последних колебаний Абэ, Япония могла бы уже давно сделать гораздо больше – и все еще должна сделать – чтобы избежать справедливой критики. Показательные извинения, принесенные Мураямой в 1995 г., остаются частностью, поскольку японский парламент с тех пор не согласился бы на что-то столь же серьезное: «глубокое чувство раскаяния» - это все на, что им хватило мужества, и даже тогда 241 член парламента воздержался от голосования. Кроме того, в своем заявлении Мураяма расплывчато ссылается на «некий период в не столь отдаленном прошлом», а не говорит о конкретных годах войны, и с тех пор другие парламентарии воздерживаются от таких фраз, как например, «агрессивная война» или «колониальное господство», которых не без основания добиваются японские соседи. Более важная проблема заключается в то, что Япония, кажется, неспособна, как нация, добиться своеобразного сдвига в коллективной психологии, который способствовал преображению Германии, с которой ее неизбежно сравнивают. Всегда трудно искренне извиняться за грехи и ошибки предыдущих поколений. В Австралии велись долгие споры прежде, чем мы смогли извиниться за ужасное обращение с коренным населением в прошлом, в частности за «украденных поколений» детей коренного населения, которых правительства часто забирали у родителей до 1970х гг. Но политики, если они хотят завоевать себе имя, иногда должны занимать неудобные с политической точки зрения позиции, а затем вести за собой свой народ. Япония давно ждет руководителей такого рода.

Гарет Эванс

Подготовлено Forexpf.ru по материалам Project Syndicate

  

Дешевая иена не сделает японский товар привлекательнее


Возможно, рынок настроен слишком оптимистично, продавая иену, и покупая акции

Борьба между Банком Японии и новым правительством под руководством Синдзо Абэ продолжается. Центробанк, наконец, уступил давлению со стороны администрации и озвучил свою новую инфляционную цель в 2%, однако он не привязал ее к каким бы то ни было срокам кроме «среднесрочной перспективы». Он пообещал ослабление «с открытой датой», которое, однако, начнется в 2014 году. Чистый рост покупок активов в следующем году составит четыре триллиона иен в месяц. Несмотря на арьергардные действия банка, вера в торговлю с короткой позицией в иене и длинной позицией в акциях сохраняется. Но рынок, вероятно, настроен уж слишком оптимистично – не в том, что администрация Абэ добьется успеха, а в том, что такая торговля долгое время будет приносить плоды. Абэ и деловые круги Японии продолжают думать, что их основной проблемой является дорогая иена или, точнее говоря, недооцененная корейская вона. Возможно, когда-то это и было правдой, но не теперь. И даже если бы иена значительно упала, мировые потребители не променяли бы гаджеты компании Samsung на Sony или Toshiba. Проблема заключается не в дорогой валюте, а в неконкурентоспособных продуктах.

Последняя программа фискального стимулирования огромна. Действительно, по данным JPMorgan, 20 триллионов иен, фигурирующие во всех газетных заголовках, - крупнейшая сумма со времен Второй мировой войны. Но этот стимул, как и его предшественники, вряд ли сильно помогут стимулировать рост частных инвестиций или потребления. В то же время торговые дефициты Японии продолжат расти из-за удорожания импорта; состояние текущего счета улучшится, но этого будет недостаточно. Согласно прогнозу JPMorgan, в этом году фискальный дефицит достигнет шокирующих 11.5%. Иена уже потеряла в цене 15%, что привело многих к решению о том, что коррекция завершилась. И все же некоторые аналитики ждут, что Банк Японии скоро будет вынужден прибегнуть к масштабной программе покупок иностранных облигаций, чтобы попытаться снизить свою валюту еще сильнее, потратив в процессе примерно 50 триллионов иен. Не совсем ясно, будет ли эта покупка направлена исключительно на облигации Еврозоны или также на американские облигации (что, как считают некоторые официальные лица ФРС, соответствует действительности).

Если это произойдет, последствия могут быть еще хуже. До недавнего времени иена росла, в частности, из-за того, что Банк Японии вел себя менее агрессивно в вопросах увеличения бухгалтерского баланса, по сравнению с другими Центробанками. Ситуация меняется, следовательно, иена может снизиться еще сильнее, вызвав цепную отрицательную реакцию на рынке японских облигаций и в японской экономике. На данный момент очевидно, что рынкам грозит очередное вливание государственных бумаг и новая волна событий на валютном рынке. Однако теперь иностранные инвесторы держат девять процентов рынка облигаций. Иена падает, поэтому они начнут большей доходности для компенсации своих убытков от обесценивающейся валюты. И что тогда? Один из возможных сценариев предполагает, что японские деньги, которые ушли в Европу и США в попытке ослабить иену, вернутся, укрепив рынок государственных облигаций. Ни один японский инвестор не может позволить себе нести убытки по своим гос. облигациям, а правительство едва ли может рисковать, выплачивая больше, чтобы обслуживать свое нарастающее как снежный ком долговое бремя.

Кроме того, валюта может упасть еще ниже, учитывая, сколько хеджевых фондов делают против нее ставку. Многие, включая Дэвида Эйнхорна из Greenlight Capital, в итоге, сделали деньги на своих коротких позициях по иене в последнем квартале прошлого года. (Действительно, эта позиция стала для Эйнхорна второй самой выгодной за тот период). Они, скорее всего, предпочтут наращивать короткие позиции, особенно в условиях низкой стоимости кредитования в иене. «Иена, наконец, начала слабеть. Мы полагаем, что у нее есть больший - намного больший - потенциал. Мы остаемся на стороне медведей», - написал Эйнхорн в своей записке инвесторам 22 января. И все же, пока преобладает оптимизм. Доходность 10-летних японских облигаций достигла минимального значения в 69 базисных пунктов в декабре и в настоящий момент держится в области 75 базисных пунктов. Общий оптимизм усилится в апреле, когда Массаки Сиракава уйдет с поста главы Банка Японии. Все основные кандидаты на должность больше поддерживают Абэ, чем действующего председателя. И все же, если Абэ не прав, если он загоняет страну в порочный круг ослабленной иены и растущей доходности японских облигаций, а не экономического восстановления, преемник Сиракавы может столкнуться с еще более страшным сценарием, чем тот, который предвидел нынешний председатель в течение срока своих полномочий.

Хенни Сендер

Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Financial Times

  

Япония не отказывается от валютных интервенций


Премьер министр Японии не исключает возможности прямых покупок иностранных гос. облигаций для ослабления иены - этот шаг может привести к серьезному ухудшению отношений с США и Европой, а также спровоцировать эскалацию глобального валютного конфликта

Синзо Абэ сообщил японским политикам о том, что не спешит вычеркивать интервенцию на открытых рынках из числа доступных политических инструментов. "Некоторые уверены в необходимости покупки иностранных государственных облигаций", - отметил он, специально не исключая возможности таких действий. Эти комментарии появились вопреки совместному заявлению стран Большой Двадцатки, подготовленному по итогам последнего саммита, где четко сказано, что "странам следует воздерживаться от конкурентной девальвации". Покупка иностранных государственных облигаций и количественное ослабление, проводимое в Великобритании и США - это разные вещи. Здесь главное не переступить важную политическую черту. По мнению Ганса Редекера из Morgan Stanley, подобными действиями Япония однозначно нарушит положения, сформулированные в заявлении Б20. "Мы полагаем, все это говорится лишь для того, чтобы убедить рынки в том, что в случае крайней необходимости Япония сможет бросить все силы и сдержать рост иены. Он пытается сломать дефляционную психологию раз и навсегда". Джеффри Кендрик из Nomura отмечает, что, по неписанным законам, девальвация, являющаяся побочным эффектом количественного ослабления, допустима, потому что эта политика направлена на внутреннюю экономику, в основном, на борьбу с дефляцией и снижение безработицы. "Люди расстроятся, если японцы начнут прямые интервенции на валютном рынке. В Штатах волнуются, что, спустив это с рук японцам, они не смогут запретить подобные действия Китаю", - добавил он.

Г-н Абэ снова грозит пересмотром мандата Банка Японии, если тот не захочет поддержать его рефляционную стратегию. "Нам придется провести ревизию целей и задач Банка Японии, раз он не может добиться результатов", - заявил он. Ожидается, что на следующей неделе он объявит о том, кто станет новым главой Центробанка, кто готов порвать на мелкие клочки старый свод правил и ввести новые радикальные политики, подобные тем, что вырвали Японию из кризиса в 1930-е годы. Покидающий свой пост Маасаки Сиракава - монетарный ястреб, который изо всех сил цепляется за ортодоксальную систему. Единственное на что он решился - на облегченную версию количественного ослабления в виде покупки краткосрочных гос. облигаций у японских банков. По словам критиков, это никак не способствует увеличению общей денежной массы и свидетельствует о полном политическом параличе. В прошлом году мир сквозь пальцы посмотрел на выходку Швейцарии (напомним, страна начала массово скупать европейские облигации, чтобы сдержать рост франка на уровне 1.20), но экономика Японии больше швейцарской в четырнадцать раз. Сравнимые действия Токио могут серьезно повлиять на мировую торговую систему. Япония уже покупала иностранные гос. облигации после катастрофы на Фукусиме в начале 2011 года, чтобы остановить рост иены до рекордных уровней на фоне бегства инвесторов в безопасные активы. Тогда к этому отнеслись как к "одноразовому" решению в чрезвычайных обстоятельствах.

Сейчас складывается совсем иная картина. С октября прошлого года иена уже ослабла на 30% по отношению к евро и на 20% по отношению к доллару - когда стало ясно, что г-н Абэ победит на выборах со своим обещанием добиться рефляции. В понедельник иена протестировала уровень 94 - это самое низкое значение за последние три года - а индекс Nikkei вырос на 2%, поскольку фондовые рынки не восприняли текст заявления Б20 всерьез, посчитав его за слабый компромисс. Акции на токийской бирже с октября подросли на 30%. "Основная мысль, которую мы вынесли из текста заявления звучит примерно так: Япония получила зеленый свет и может проводить свои монетарные и фискальные политики, но зарываться не стоит", - отметил Стивен Иен из SLJ Macro Partners. Он полагает, что иена против доллара спустится до 110.00, когда японские страховщики, фонды и банки начнут приспосабливаться к новым реалиям "Абэномики". В Morgan Stanley уверены, что иностранные активы на счетах этих фондов достигают 6.6 трлн. иен. При этом большая их часть хеджируется, что способствует укреплению иены. "Мы полагаем, что фонды полностью поменяли свои взгляды в течение последних трех месяцев, и теперь начнут аннулировать хеджируемые позиции", - комментирует ситуацию Редекер. Это может привести ко второй волне ослабления иены.

Лауреат нобелевской премии в области экономики Пол Кругман считает, что в сухом остатке валютные войны принесут пользу мировой экономике, попавшей в ловушку ликвидности. Они, по сути, являются формой глобального монетарного стимула и напоминают попытки вырваться их пут Золотого стандарта в период спада. "Япония, США и Великобритания пытаются проводить стимулирующую монетарную политику с валютной девальвацией в качестве побочного эффекта. Стимулы - вот, что сейчас нужно миру", - добавил он. "Да, Европе кажется, что она страдает от утраты конкурентоспособности. Но у этой проблемы есть решение: повторить концепцию других развитых стран и присоединиться ко всеобщей экспансии. Так будет лучше для всех".

Амброуз Эванс Притчард

Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Telegraph Источник: Forexpf.Ru
  

ОТПРАВИТЬ СООБЩЕНИЕ на сайт
не более 1000 символов !
Здравствуйте, уважаемый читатель!
Прежде чем писать сообщение, прочитайте, пожалуйста, следующие правила.
1. Пользуйтесь системой меню вверху экрана, системой поиска по сайту.
2. Только если Вы не нашли ответ, можете написать свой вопрос.
3. Если ответы на вопрос есть на сайте, вопрос-сообщение удаляется или не комментируется.
4. Если вопрос лежит за рамками нашей компетенции, модератор об этом сообщит.
5. Модератор имеет право НЕ отвечать на вопросы.
6. Удаляются сообщения, нарущающие законодательство РФ.
7. Многочисленные изменения законодательства и правоприменительной практики, неоднозначность толкования норм и обычная невнимательность могут повлечь наличие ошибок. Все риски, связанные с принятием решений на основании предоставляемой Сайтом информации, лежат на пользователе.
8. Поле, отмеченное *, обязательно для заполнения. Вводя "защитный код", вы даете согласие на обработку персональных данных в указанном объеме. Мы гарантируем, что данная информация не будет передана третьим лицам.
Звать
Текст *

Капча
(англ.):
Включите графику, чтобы увидеть код
  
.