Главная страница раздела ЦЕНТР ИНФОРМАЦИИ

СОСТОЯНИЕ и прогнозы МИРОВЫХ ФИНАНСОВ: 2012-1

2012: все хрупко в этом мире. Западные экономики хуже, чем в начале 2011 года. Десять экономических заблуждений. Подлый финансист или жертва обстоятельств? Логика финансов поможет победить коррупцию. Отказ от золота помог доллару подняться.
        10 июля 2017      6      4321

2012: все хрупко в этом мире


Прогноз по мировой экономике на 2012 год очевиден, но малопривлекателен: рецессия в Европе, вялый рост (в лучшем случае) в США, резкое охлаждение в Китае и большинстве экономик развивающегося сектора. Азиатские экономики зависят от положения дел в Китае. Латинская Америка находится под влиянием падения цен на сырье (на фоне замедления темпов роста Китая и развитых стран). Центральная и Восточная Европа в зоне риска Еврозоны. А проблемы Ближнего Востока создают серьезные экономические преграды (и в своем регионе, и во всем мире), поскольку сохраняется геополитическая напряженность и, соответственно, ценовое давление на рынке нефти. На данном этапе рецессия в Еврозоне - дело уже решенное. Однако, сложно сказать, насколько на будет глубокой или продолжительной. Затяжной кредитный кризис, проблемы суверенного долга, отсутствие конкурентноспособности и фискальная консолидация не предполагают быстрого избавления. Американская экономика растет в час по чайной ложке с 2010 года - при этом она также испытывает на себе негативное влияние европейского кризиса. Здесь нас также ждут фискальное охлаждение, отказ от заемных средств среди домохозяйств (на фоне парализованного рынка труда, стагнации доходов, падения цен на недвижимость и снижение финансового благосостояния), рост неравенства и политический коллапс.

Великобритания также готова к повторному спаду, поскольку активная фискальная консолидация и проблемы Еврозоны подтачивают экономический фундамент в стране. В Японии постепенно заканчивается повышенная активность после землетрясения, а правительство так и не сумело реализовать структурные реформы. Между тем, недостатки китайской модели роста уже видны невооруженным глазом. Падающие цены на недвижимость ведут к цепной реакции, которая отрицательно скажется на застройщиках, инвесторах и сборах в государственную казну. Строительный бум подходит к концу, поскольку компании чистые экспортеры, почувствовав на себе последствия вялого спроса в США и Еврозоне, тянут экономику вниз. Китайские власти пытались охладить перегретый рынок недвижимости. Теперь же им будет сложно возобновить его рост. Они не одиноки. США, Европа и Япония тоже откладывают важные экономические, фискальные и финансовые реформы, необходимые для устойчивого и сбалансированного роста.

Отказ от заемных средств в частном и государственном секторах развитых экономик едва начался, при этом балансы домохозяйств, банков и финансовых институтов, а также местных и центральных правительств все еще в ужасном состоянии. В корпоративном секторе наметились некоторые улучшения. Но еще столько опасностей и неопределенностей, влияющих на конечный спрос, в условиях избытка производственных мощностей, возникших в результате чрезмерных инвестиций прошлых лет, что компании не спешат вкладываться в основные средства и расширять штат. Растущее социальное неравенство - отчасти, связанное с сокращением рабочих мест и реструктуризацией, - ведет к дальнейшему снижению совокупного спроса, потому что у домохозяйств, обедневших граждан, и тех, кто живет на зарплату, потребляемая доля дохода выше, чем у корпораций, богатых семей или людей, живущих на прирост капитала. Более того, неравенство провоцирует социальные беспокойства по всему миру, а социальная и политическая нестабильность - это дополнительные риски для экономики.

В то же время, ключевые балансы текущих счетов - между США и Китаем (и другими развивающимися экономиками), а также внутри Еврозоны, между центром и периферией, далеки от сбалансированности. Для упорядоченной корректировки требуется снизить внутренний спрос в потребительских экономиках, с большими дефицитами и снизить торговые профициты в сберегающих экономиках при помощи номинальной и реальной девальвации. Потребительские экономики нуждаются в реальной девальвации, чтобы улучшить торговый баланс, а профицитным странам с высоким показателем сбережения нужно стимулировать внутренний спрос и потребление. Но никто не идет эти корректировки относительных цен при помощи валютных курсов: профицитные страны противятся укреплению валюты, предпочитая смотреть, как дефицитные соседи погружаются в рецессию и дефляцию. Валютные бои идут на нескольких фронтах одновременно, при этом все средства хороши: и валютные интервенции, и количественное ослабление, и контроль над потоками капитала. А в 2012 году они лишь обострятся, поскольку мировая экономика продолжит слабеть.

И, наконец, у политиков заканчиваются инструменты. Валютная девальвация - это игра с нулевым исходом, потому что не все страны могут одновременно обесценить свои валюты и увеличить объем экспорта. Монетарная политика будет ослабляться, поскольку инфляция перестала быть проблемой в развитых экономиках (для развивающихся рынков это тоже не такая уж беда). Однако монетарная политика быстро теряет свою эффективность, потому что их проблемы связаны с платежесопосбностью, а не с ликвидностью. В свою очередь, у фискальной политики нет места для маневра, потому что дефициты и долги растут, рынки облигаций настроены агрессивно, многие страны внедряют новые фискальные правила. Спасение финансовых институтов - политически непопулярная мера, при этом у правительств-банкротов нет средств для этого. А с политической точки зрения, обещания Б-20 ничего не стоят: слабым правительствам сложно внедрять международно скоординированную политику, поскольку цели, интересы и взгляды на жизнь развитых и развивающихся экономик сильно отличаются. В результате, чтобы справиться с дисбалансами - крупными долгами домохозяйств, финансовых институтов и правительств - путем решения проблем платежеспособности, придется пойти на болезненную реструктуризацию. Кроме того, вопросы конкурентоспособности и дисбалансов текущего счета потребуют валютных корректировок и, возможно, выхода некоторых стран из состава Еврозоны. Восстановить экономический рост при помощи традиционных политических инструментов довольно сложно. Но именно такая задача стоит перед хрупкой, несбалансированной экономикой в 2012 году. Итак, пристегните ремни, будет трясти!


Нуриэль Рубини, председатель Roubini Global Economics, профессор Нью-йоркского университета




Лучший способ выразить благодарность автору - поделиться с друзьями!!!
Узнавайте о появлении нового материала первым! Подпишитесь на обновления по email:
Подписаться на получение новых материалов с сайта
Ищите нужную информацию у нас на сайте. В форме поиска укажите свой запрос
Следите за обновлениями в Twitter
ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ССЫЛКИ по теме


  1. СОСТОЯНИЕ и прогнозы МИРОВЫХ ФИНАНСОВ: 2012-3 международный кризис
    Другие времена, другое восстановление.
  2. СОСТОЯНИЕ и прогнозы МИРОВЫХ ФИНАНСОВ: 2012-2
    JPMorgan: хватит играть в одни ворота. Мировая финансовая реформа: мечта или реальность? Прогнозируем распространение финансовой болезни. Потерянный рай. Финансовые кризисы и дурные предчувствия. Пузыри без рынков. Три мифа экономического кризиса.
  3. СОСТОЯНИЕ и прогнозы МИРОВЫХ ФИНАНСОВ: 2012-1
    2012: все хрупко в этом мире. Западные экономики хуже, чем в начале 2011 года. Десять экономических заблуждений. Подлый финансист или жертва обстоятельств? Логика финансов поможет победить коррупцию. Отказ от золота помог доллару подняться.
  4. Мировые РЫНКИ СЫРЬЯ 2012: нефть, газ, атом, энергетика, золото
    Энергетика: переработали до полного изнеможения. Всё в дом. Газ, зерно и рост. Новый мир американской энергетики.
  5. СОСТОЯНИЕ и прогнозы МИРОВЫХ ФИНАНСОВ: 2011-9
    Мировая экономика: пять предупреждающих знаков. Страны БРИК окажут Европе медвежью услугу. Линии фронта на валютных рынках. Глобализация протеста. А впереди нас ждут большие неприятности. Утопающие в стагнации. Прогнозы на 2012 г.
 ↑↑↑  
  

Положение западных экономик ухудшилось по сравнению с началом 2011 года


Несмотря на последнее улучшение, лейтмотивом 2011 года для США стало разочарование

В начале 2011 года многие верили, что худшее позади. Американская экономика шла на поправку, не без помощи печатного станка Федрезерва. Монетарная независимость Великобритании - и, косвенно, гибкость ее валютного курса - предполагали, что фискальные меры экономии не станут причиной краха восстановления. Проблемы были у Греции и Ирландии, но сама Еврозона, казалось, могла справиться со случайными местными трудностями. Мало кто верил в японскую экономику, однако, с течением лет ее влияние стало незначительным. И во всем развивающемся мире основным беспокойством стал не слишком слабый рост, а, напротив, слишком высокая инфляция – в частности, в Китае. Как все изменилось. Лейтмотивом 2011 года для США было разочарование. Действительно, американская экономика избежала пугающей «двойной рецессии», но темпы восстановления ощутимо замедлились. Сокращение использования заемных средств домохозяйствами, рынок недвижимости, который так и не встал с колен, уровень безработицы, по-прежнему слишком высокий, - все это оставило отпечаток на американской истории. Слабый рост поставил Конгресс перед сложным выбором – что же делать с дефицитом бюджета.

Независимость Великобритании от Еврозоны также оказалась бесполезной. Год назад, Управление по бюджетной ответственности (OBR) прогнозировало возврат к росту в 2.5-3.0% к 2012 или 2013 году. Однако теперь от подобных оптимистичных настроений не осталось и следа: в этом году едва ли будет какой-то рост и вполне вероятно в следующем году тоже. Великобритания навсегда потеряла примерно 3.5-4.0% своего экономического потенциала. Интересно, что все это случилось даже до того, как кризис Еврозоны начал развиваться. Действительно, большую часть 2011 года, несмотря на разочаровавшую Великобританию и США, многие стран Еврозоны находились в неплохом положении. Серьезно, экономические условия итальянцев и испанцев сложно было назвать приятными, но в Германии и других северных европейских странах дела шли все лучше: сильный рост, высокий уровень занятости и низкая инфляция. И именно их опережающая динамика способствовала тому, что теперь системные проблемы Еврозоны так сложно разрешить. И даже Германия подает признаки спада. Последние показатели предполагают, что самому здоровому экономическому пациенту Еврозоны может потребоваться финансовый эквивалент интенсивной терапии. Это доказывает одно: чем раньше европейские кредиторы признают, что им не выбраться из кризиса без потерь, тем скорее мы двинемся по направлению к комплексному решению. Я уповаю лишь на то, что Европейский центральный банк смахнет пыль с печатного станка.

Япония в этом году припрятала лишний козырь в рукаве. Землетрясение и цунами, бесспорно, разорили японскую экономику. Но разве эти стихийные бедствия привели к экономическим проблемам в остальном мире? Сразу возник дефицит на разнообразные высокотехнологичные устройства японского производства, что вылилось в простой производственных линий. Вялый рост США и некоторых областей Европы еще можно как-то оправдать. Экономисты были рады придерживаться данной точки зрения, поскольку уже успели убедить себя в том, что политики знают, как вытащить нас из финансового кризиса. Но теперь ясно, они были излишне оптимистичны. Несмотря на то, что Япония летом смогла восстановиться, остальные страны по-прежнему разочаровывают.

Ранее в этом году значение инфляции в Китае росло, а экономисты предупреждали, что правительство Китая не может контролировать внутренние монетарные условия. Прошло несколько месяцев, и теперь все говорят об экономическом крахе и обвале на рынке недвижимости. И все же Китай уверенно поддерживает экономический импульс, даже когда остальные страны оказываются в бедственном положении. На пути он может столкнуться с препятствиями, но Китай в течение столетий нагоняет упущенные экономические возможности. Пришло время к этому привыкнуть. Текущий 2011 год подходит к концу, а положение западных экономик выглядит еще более шатким, чем в начале. Долг превратился в одну из наиболее масштабных проблем. Крупные компании находятся в прекрасном состоянии, но домохозяйства задолжали слишком крупную сумму, малые и средние предприятия не могут брать займы, а долг правительства достиг ужасающих размеров. И по-прежнему политики не нашли компромисса в вопросе о том, как побороть кризис. Неудивительно. В настоящий момент дебиторы одной части мира – США, Италия, например, - должны деньги кредиторам другой части – Китаю, Германии. Разрешить такие межнациональные дисбалансы будет непросто.

Тем временем, рейтинговые агентства наступают государственным эмитентам на пятки, и мы наблюдаем грандиозный спектакль, в котором французское правительство настаивает на том, что если уж и понижать одну из европейских стран, то Великобританию, а не Францию. На рынке облигаций Великобритании есть покупатель в последней инстанции – посредством программы по количественному ослаблению Банк Англии может поддерживать доходность облигаций на низком уровне, несмотря на рост долга. Рынок облигаций Франции не рад такой поддержке, хотя дефицит бюджета Франции меньше чем в Великобритании, он более уязвим перед бойкотированием покупателей. Для Франции риск представляет высокая доходность. Для Великобритании – высокая инфляция (и слабый валютный курс). В любом случае, ничего не дается даром. В действительности, сердечное согласие может испытывать некоторое напряжение, но западная страна на данном этапе находится в более удачной ситуации. Возможно, избежать взаимных обвинений не получится, но это поможет вытащить нас из неприятностей.

Стивен Кинг

Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Independent

 ↑↑↑  
  

Десять экономических заблуждений


Пирог стал больше, вот только разделили его странным образом. Не все остались в выигрыше. Оглянемся назад, на 10 лучших мифов 2007 года, которые теперь оказались безнадежно развенчанными».

Миф №1: Целевое значение инфляции – ключ к процветанию и стабильности


В конце 1980-х главы Центробанков по всему миру были очарованы целевым значением инфляции. Для экономики, измученной чрезмерной инфляцией в 1970-х, ценовая стабильность казалась исключительно желанной. И все же целенаправленная гонка за низкой инфляцией также обнаружила заметное безразличие к начальной стадии экономической нестабильности, не связанной с ценовым давлением, по крайней мере, в традиционном понимании.
В конце 1980-х Япония устрашала всех своим пузырем на рынке финансовых активов, и все же по сравнению с остальными странами, значение инфляции в этой стране было далеко не самым высоким. В 1920-х инфляция в США находилась на чрезвычайно низком уровне, но именно это десятилетие окончилось крахом Уолл-Стрит.

Миф №2: Япония совершила ошибку, но Запад не настолько глуп


Данный аргумент отражает культурное и национальное превосходство, поэтому он и потерпел поражение. По общему мнению, японцы ошиблись. В частности, они взяли курс на ослабленную монетарную и фискальную политику, когда было уже слишком поздно. США не собирались повторять эту ошибку. Таким образом, крах на рынке акций в 2000 году, стал одной из причин испарения денег. Процентные ставки в США ощутимо сократились, поскольку Федрезерв не хотел превратиться в «еще одну Японию». Политика сработала, но лишь с помощью увеличения цен на недвижимость, долга домохозяйств и облигаций, обеспеченных ипотекой.
США столкнулись с ситуацией, возможно более сложной, чем Япония. Экономика находится в стагнации, антирисковые настроения сильны, доходность государственных облигаций упала, дефицит бюджета вышел из-под контроля, рейтинг облигаций был понижен, уровень использования заемного капитала сократился, а долгосрочная безработица стремительно выросла.

Миф №3: Странам не грозит дефолт


Каждому известно, что развивающиеся страны терпели дефолт с завидной регулярностью, однако в развитых экономиках дела обстояли иначе. Безусловно, они никогда бы не отнеслись к своим кредиторам с подобным пренебрежением. Это было бы нечестно.
И все же иностранные инвестиции выросли до беспрецедентного уровня. А страны внутри Еврозоны потеряли возможность печатать деньги. Таким образом, мы столкнулись с ситуацией, когда внутри Еврозоны южные дебиторы должны северным кредиторам, хотя, из-за последствий финансового кризиса, у них не так много свободных денежных средств. Неудивительно, что ранее считавшийся маловероятным дефолт внезапно превратился в один из вариантов.

Миф №4: Глобализация хороша для всех


Идея была проста. Экономики стали более интегрированными благодаря свободной торговле и потокам капитала, поэтому использование ресурсов стало более разумным – значит, мировой экономический пирог вырос, и потенциально каждый получил шанс стать богаче. Теперь, когда западные экономики оказались под гнетом стагнации, прибыль домохозяйств снизилась, а пенсионные выплаты сократились, подобный аргумент уже не кажется таким разумным. Пирог и вправду вырос – в основном благодаря росту развивающегося мира – вот только поделили его неожиданным образом. В конечном счете, не все остались в выигрыше.

Миф №5: Акции – выгодное долгосрочное вложение


Все пошло не так в начале тысячелетия. Индекс FTSE 100 достиг максимальной отметки вблизи 7000 пунктов в самом конце 1999 года. Теперь, кажется, что это было давно. Несмотря на то, что с тех пор индекс несколько раз демонстрировал уверенное ралли, падение каждый раз оказывалось более масштабным. Вопреки чрезвычайному ухудшению фискального положения по всему миру, потерявшие интерес к риску инвесторы начали скупать американские, британские и немецкие облигации.

Миф №6: Развивающийся мир нельзя разрушить


Еще как можно. Несмотря на то, что экономическая активность западного мира не выше того уровня, на котором она была в конце 2007 года, до полномасштабного финансового краха, активность развивающегося мира существенно возросла. ВВП Китая, например, примерно на 40% выше, чем в 2007 году.

Миф №7: Рынки работают


Некоторые рынки работают, другие - нет. Монополии и олигополии невозможно вечно сдерживать, но тот, кто все же ознакомился с экономическими учебниками, знает, что они не всегда несут обществу одни лишь блага.

Миф №8: Мировые рынки – козырная карта наций


В этом заключалась суть труда Фрэнсиса Фукуямы «Конец истории и последнего человека» - идея о том, что западные либерал-демократы и рыночные экономики одержали победу, открыв дорогу новой эре общих ценностей и мифов. И все же, раз уж мы переходим из одного кризиса в другой, возвращение собственных национальных интересов просто бросается в глаза, по крайней мере, в Еврозоне.

Миф №9: Цены на недвижимость всегда растут


Это не так. Данное открытие лежит в корне проблемы, которая теперь тянет вниз западную экономическую активность через процеса замещения заемного капитала собственным.

Миф №10: Нет ничего выше скорости света


В защиту экономистов. Да, во многом мы ошиблись. Моя профессия едва ли наполнена славой. Если ученые в ЦЕРН (Европейская организация по ядерным исследованиям) правы, основные наши представления о Вселенной могут оказаться ошибочными. И если уж Эйнштейн неправ, это лишь доказывает тот факт, что даже умнейшие представители человеческого рода могут ошибаться.


Стивен Кинг, главный экономист в HSBC
Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Independent

 ↑↑↑  
  

Подлый финансист или жертва обстоятельств?


Многие люди считают, что в финансовом бизнесе или в людях, занимающихся им, есть нечто постыдное и подлое. Такое впечатление, вероятно, возникло на почве широко распространенного мнения о том, что слишком много молодых людей сегодня стремятся получить должность, связанную с финансами, когда они могли бы заняться чем-то более общественно полезным и интеллектуальным в других областях. Да, действительно, многие люди в этом бизнесе катаются как сыр в масле (по крайней мере, какое-то время) благодаря умению ставить торговлю выше цели и искать лазейки в законах. Кажется, что они слишком зациклены на деньгах, поэтому не отличаются высокой моралью при ведении бизнеса. Но любой, кто живет в современно реальном мире, вынужден работать с такими людьми, или даже работать на них. Они - наша реальность, поэтому не мешало бы понять их получше, увидеть, действительно ли они так порочны и подлы, как о них думают. Должности в некоторых связанных с финансами областях зачастую сильнее обычного искушают человека забыть про то, что такое честность - потому что финансы, это профессия, где перед каждым маячат астрономические суммы доходов. Вероятно, некоторые даже задаются вопросом: сделает ли человек с высокими моральными принципами осознанный выбор в пользу финансовой профессии или должности.

Преднамеренный обман


Финансы кажутся такими порочными, потому что ключом к успеху здесь является управление информацией. Всегда есть желание придержать важные сведения, чтобы заключить лучшую сделку, провернуть удачную финансовую операцию. Намеренный финансовый обман ранит самолюбие жертвы; люди чувствуют, что их оставили в дураках. На примере казино очень хорошо видно, как можно играть на повторяющихся ошибочных суждениях людей. Подумайте о том, сколько усилий прикладывают люди, чтобы избежать убытков, даже незначительных. Этой теме посвящено цело исследование психологов Даниэля Канемана и Амоса Тверски. Если предложить людям неравнозначную ставку на монетку - выпадет решка, выиграешь 20 долларов, выпадет орел, проиграешь 10 долларов - большинство откажется. Каким же образом тогда казино удается заставлять людей делать инвестиции (в виде ставок) - при том так, чтобы по закону средних величин убытки были практически неизбежны?

Отчасти, это связано с самой сутью казино, где людей побуждают рисковать. Подают алкогольные напитки. Создают особую атмосферу, где кажется, что все клиенты казино успешны и богаты. Некоторых это сбивает с толку, заставляет игнорировать свои постоянные проигрыши. Оказавшись в обстановке, где другие делают крупные ставки, собственные убытки становятся менее заметными. Физиологи Джозеф Симмонс и Натан Новемский воспроизвели некоторые из этих особенностей в своей лаборатории и обнаружили, что, они на самом деле заставляют людей идти на риск. Многие брокерские компании, оставшись во власти нерегулируемых рыночных сил, сильно напоминают казино. Чтобы понять это, достаточно присмотреться к природе компаний, занимающихся ценными бумагами до введения регулирования. Так называемые «кухни» конца 19 - начала 20 века, где клиенты делали ставки на сырьевые и прочие активы, позволяли своим владельцам также делать большое количество мелких ставок, наблюдая при этом за тем, как действуют другие. Одни из владельцев такой кухни в финансовом районе Нью-Йорка в 1879 году отметил, что это напоминает ему бильярдную, где зародились ранние формы взаимного пари и тотализатора.

Когнитивный диссонанс


Когда человек участвует в деятельности, которая считается постыдной, он может испытывать некоторый дискомфорт от того, что психологи называют «когнитивным диссонансом». Чтобы сохранить свою самооценку в таких условиях, людям приходится пересматривать свои принципы. Лицемерие - одно из проявлений этого феномена; человек поддерживает те или иные мнения и суждения, в основном, когда ему это удобно, а также, чтобы оправдать свои поступки и на определенном уровне даже верит в них. Социопсихологи доказали, что когнитивный диссонанс ведет к нравственному падению, или, временами, к тому, что мы называем подлостью. Недавно нейробиолог Винсент ван Вин и его коллеги использовали функциональный магнитно-резонансный метод передачи изображения, чтобы отследить деятельность мозга у испытуемых, в тот момент, когда их просили лгать о своих истинных убеждениях. Исследователи обнаружили, что ложь стимулировала определенные области мозга: дорсальной части передней поясной коры и передней части островка. У некоторых эти области стимулировались сильнее, чем у других. Здесь важно отметить, что те, у кого эти области стимулировались сильнее, в большей степени были склонны менять свои истинные убеждения, чтобы соответствовать тем убеждениям, которые их просили озвучивать. Таким образом, у нас есть доказательство, что с когнитивным диссонансом связана физическая структура головного мозга, при этом данный феномен является частью компенсаторного механизма. Итак, если лицемерие уже заложено в человеческом мозге, то мы получаем простор для потенциальных людских ошибок с колоссальными экономическими последствиями. Всю экономическую систему можно разложить на определенные предположения - например, в годы, предшествовавшие текущему финансовому кризису, считалось, что цены на жилье никогда не упадут. Усомниться в этом, значит спровоцировать когнитивный диссонанс для миллионов людей, вложивших средства в недвижимость, или иным способом участвовавших в буме на рынке жилья. Или же возьмем для примера принятое много лет назад решение европейских регулирующих органов ввести нулевые требования к поддержанию капитала для государственных облигаций, деноминированных в евро. В то время крах евро казался чем-то из области фантастики; признать риск, значило создать когнитивный диссонанс. Поэтому европейские регуляторы приняли решение, которое в ретроспективе кажется нам совершенно нерациональным. Они признали долг, деноминированный в евро, совершенно безопасным, создав тем самым благоприятную почву для катастрофы в банковском секторе.

Искатели истины


Это фундаментальный и неизменный образ мысли. Однако финансовые профессии также привлекают людей, относительно устойчивых к когнитивному диссонансу: трейдеров или инвестиционных управляющих, им нравится выискивать правду, которая, в конечном счете, обнаруживается рынком. Обеспокоенные лицемерием, они ищут доказательств, которые подтверждают их правоту. Многие финансовые теоретики пытались представить людей, исключительно как инструмент максимизации прибыли, идеально эгоистичных и столь же идеально рациональных. Но людей волнует собственная самооценка, а максимизация прибыли, в лучшем случае, лишь один из способов ее поддержания. Финансовый бизнес вовсе не обязательно толкает его участников к подлому и постыдному поведению. Он также дает людям определенную моральную цель, которая открывается непосвященным лишь время от времени. За каждодневной рутиной сложно увидеть моральную цель запечатанную в помощи клиентам, поэтому проще прийти к выводу, что такой цели вовсе не существует у людей, работающих с финансами. Однако большинство людей естественным образом проецируют такую цель на свою дневную рутину. Большинство из нас инстинктивно хотят быть полезными и нужными (в пределах разумного) для тех, кто нас окружает.

Моральная подоплека в накоплении крупных сумм денег в течение жизни не вполне очевидна. Большинство из нас даже точно не знают свою собственную моральную цель, не говоря уже о моральных целях других людей. Джон Рокфеллер, сам сын мелкого торговца и двоеженца, в бизнесе был жестоким и непреклонным агрессором, который пленных не берет. Ида Тарбелл в своей книге «История обыкновенной нефтяной компании» (1904 г.) раздула его деловую практику до масштабов скандала. Однако впоследствии Рокфеллер стал филантропом по типю Эндрю Карнеги, и основал Фонд Рокфеллера, Чикагский университет и Университет Рокфеллера. Его сын, Джон Рокфеллер мл. продолжил семейную благотворительную традицию и, в свою очередь, научил своих шестерых детей служить обществу. Один из низ, Нельсон Рокфеллер, стал вице-президентом США и сенатором от Западной Вирджинии в четвертом поколении Рокфеллеров.

Стремление к благотворительности


Так что же, в конечном счете, мотивировало Рокфеллеров? Может быть, это лишь попытка усладить свое эго, и желание организовать семейную династию? Или их благотворительность служит более высокой моральной цели? Скорее всего, и то, и другое. Даже если состоятельные люди планируют, в конце концов, отдать все свои деньги и имущество, никто, кроме них самих, не знает их истинных намерений, отсюда возникают подозрения. Эти подозрения проявляются в желании обличить всех богатых, назвать их прохвостами. Однако количественные исследования говорят о том, что отрицательные стереотипы крупных бизнесменов не являются универсальными. В 1990 году Максим Бойко, русский экономист, Владимир Коробов, украинский экономист, и автор этой статьи провели исследование о том, как американцы (в частности, нью-йоркцы) и русские (москвичи) относятся к бизнесу. Мы спрашивали: «Согласны ли вы с тем, что те, кто пытается заработать много денег, в конечном счете, окажется не слишком честным человеком»? Много опрошенных ответили утвердительно в обеих странах. Но в России таким образом было настроено 59% против 39% в Нью-Йорке. Затем мы задали чуть более личный вопрос: «Как вы считаете, сложно ли подружиться с людьми, у которых свой бизнес (частное предпринимательство или небольшая компания), и которые пытаются получить прибыль»? В Москве 51% респондентов ответили «Да», в Нью-Йорке мы получили только 20% положительных ответов. Дальнейший успех финансового капитализма снова зависит от того, насколько тонко люди воспринимают человеческую натуру и ее проявления в финансовой среде. Для экономической системы это неплохо, в целом.


Роберт Шиллер

Подготовлено Forexpf.ru по материалам агентства Bloomperg

 ↑↑↑  
  

Логика финансов поможет победить коррупцию


Экономическое влияние некоторых представителей финансового сообщества многих сильно раздражает. Оно оскорбляет наш идеал общества, в котором каждый получает уважение, признание и поддержку. Стремление к власти, которое зачастую является движущей силой финансового капитализма, противоречит идее о том, что финансы должны быть лишь средством управления активами общества. Однако во многих успешных обществах формируются элиты, отчасти, это связано с тем, что людям нужны лидеры, обладающие достаточной силой и влиянием, чтобы обеспечивать работу всей системы. Мы должны делать так, чтобы лишь немногие могли использовать свое личное суждение для регулирования основных общественных механизмов. Система финансового капитализма, в конечном счете, держится на тех, кто обладает такими возможностями. Свободный капитализм может поддерживать равновесие, при котором некоторые формы социальной тайны себя вполне оправдывают. Джордж Акерлоф в 1976 году опубликовал статью «Экономика касты и гонки за богатством, и другие печальные сказки», где он объясняет тенденцию к формированию определенных социальных групп, склонных к разного рода заговорам против аутсайдеров. Он использует систему каст, печально известную в современной Индии, чтобы изучить феномен элиты в бизнесе и финансах.

Касты в финансах


Те, кто принадлежит к высшей касте мира финансов, например, выпускники элитных университетов или те, у кого есть связи с особыми бизнес-культурами, обладают огромным экономическим преимуществом. Опасаясь лишиться этого преимущества, они строго соблюдают социальные нормы касты. В бизнесе они выбирают тех, кто принадлежит их касте и отвергают чужаков и тех, кто не уважает их социальных норм. Таким образом обеспечивается стабильность касты. Финансовые инструменты сами по себе не создают кастовую структуру, хотя механизмы их действия, отчасти, отвечают за равновесие. Те же самые финансовые инструменты, при должном использовании и демократизации, можно превратить в средство уничтожения кастового равновесия. Истинно демократическая финансовая система должна помочь гражданам вырваться из касты отверженных.

Финансовый капитализм - это развивающаяся система, еще не идеальная, но постоянно улучшающаяся. Он определяется длинным списком обычаев, которые, в свою очередь, содержат множество особых ролей и обязанностей. Наблюдая за тем, как люди изо дня в день выполняют свою работу, можно прийти в выводу, что в последнее время кастовость нашего общества проявляется уже не столь резко. Индийская кастовая система никогда не признавалась буддистской, христианской и мусульманской религиями, она резко осуждалась всеми духовными лидерами страны. Владимир Ленин в России, Кемаль Ататурк в Турции, Юкичи Фукузава в Японии, Сан-Ят Сен и Мао Дзедун в Китае, Ева Перон в Аргентине и Нельсон Мандела в Южной Африке также отвергали кастовость во всех ее проявлениях. Их убеждения отражают тенденцию 20 века к социализации общества, к равенству, однако, в деловом мире параллельно развивалась совсем другая система. Концепция аристократии или высшего общества, столь популярная в 19 веке, постепенно утрачивает свою актуальность во всем мире. Присутствие в «Светском альманахе» США уже не является признаком принадлежности к числу выдающихся американских семей. В Китае издания, печатающие списки титулованных граждан канули в лету еще до конца династии Цин в 1912 году. Во всем мире царят эгалитарные настроения, которые, увы, не получают поддержку со стороны демократизированных финансов.

Президент Франклин Рузвельт однажды сказал: «Я с удовольствием оказываю почести Пирпонту Мограну, или Эндрю Карнеги, или Джеймсу Хиллу, но относиться к ним как, скажем, я отношусь к... исследователю Арктики Пери, или историку Родсу... - почему я не могу заставить себя сделать это, если бы даже захотел, хотя я этого и не хочу». Многие думают, что Рузвельт сам был богат. В конце концов, в 1940-х его семья была самой известной в Светском альманахе, где ей отводилось ни много, ни мало, целых полторы страницы. Но он никогда не был в числе очень богатых и, судя по всему, дистанцировал себя от них также, как и большинство из нас. Такое мировоззрение сыграло свою роль в формировании политики «Новый курс», которая помогла демократизировать финансовые рынки США. Дальнейшая демократизация финансов подразумевает активное использование институтов управления рисками, которые должны пресекать произвольное перераспределение власти и богатства. Нам нужно развивать внутреннюю логику финансовой системы, способы заключения сделок между независимыми и свободными людьми - сделок, которые всем пойдут на благо. Нам также надо улучшить характер и степень участия в финансовой системе, в том числе через информирование социума о фундаментальных принципах ее работы. Когда люди получают надежную информацию, они в меньшей степени подвержены доминированию со стороны элиты. Сейчас большинство из нас не обладает такой информацией. Зато нас постоянно атакуют продавцы финансовых продуктов, у которых нет повода говорить то, что мы должны знать. Улучшенная система финансового капитализма требует некоторых государственных интервенций, в том числе и прогрессивного налога на доход. Также должна быть система соц. защиты, которую нужно постоянно улучшать и перерабатывать.

Финансы с человеческим лицом


Демократизация финансов идет рука об руку с их гуманизацией. В этом смысле, важно помнить, что финансы должны быть очеловечены, а их модели отражать глубокое понимание человеческого разума. Благодаря росту популярности бихевиоризма и нейроэкономики за последние десять лет, мы смогли подготовить почву для такого подхода, для понимания того, как люди на самом деле думают и поступают. Человек не должен обязательно любить своего соседа, однако, наши институты можно изменить так, чтобы люди получали вознаграждение за проявление своих лучших качеств. Одним из таких качеств является стремление к благотворительности и готовность богатых людей - по крайней мере, в правом крыле социальной среды - более конструктивно тратить свои деньги. Эти тенденции должны занять центральное место в системе финансового капитализма. Еще один крайне важный человеческий порыв был отмечен Адамом Смитом в книге «Теория нравственных чувств». Это потребность в похвале. Наиболее ярко она просматривается в поведении маленьких детей и дряхлых стариков, тех, кто не надеется получить власть над другими. Современная литература по психологии подтверждает исключительную важность самооценки. Однако Смит показал это желание получить похвалу под другим углом. У взрослых, зрелых в эмоциональном плане людей оно трансформируется в стремление быть достойным похвалы. Более того, он полагал, что наше желание получить похвалу можно полностью удовлетворить только в том случае, если похвала заслужена. Никому не надо просто пускать пыль в глаза. Этот аспект человеческой натуры является краеугольным камнем успешной экономической системы. Развитие экономики в широком смысле - это развитие социума, где лишь редкие индивиды считают безнравственное поведение достойным похвалы. Чтобы построить такую систему, нужны инновации в области гуманизации финансов. Законы - это правила ведения войны. Они нужны, чтобы сократить ненужные человеческие жертвы агрессии и стимулировать проявление других, более благородных позывов. Наши надежды на будущее должны быть связаны с развитием институтов, представляющих финансовый капитализм. Развитие информационных технологий способно вскружить голову, однако, достижения в этой области положительно влияют на финансовые инновации. И все же, в конечном счете, важнее всего изменения наших экономических институтов, а не программного или аппаратного обеспечения. Финансовая система уже сама по себе является системой обработки информации, созданная на базе человеческих, а не электронных единиц. Нам нужна система, которая позволит людям заключать конструктивные сделки и достигать своих целей, система, которая позволит выйти агрессии и жажде власти. Она должна направлять неизбежные конфликты между людьми в мирное русло, поддерживать людей, готовых посвятить жизнь управлению и защите других.



Роберт Шиллер

Подготовлено Forexpf.ru по материалам агентства Bloomberg

 ↑↑↑  
  

Отказ от золота помог доллару подняться


За рождение Соединенных Штатов пришлось заплатить обесценением бумажных денег и большими дефицитами, по которым вскоре был объявлен дефолт. Когда Александр Гамильтон занял пост министра финансов (в 1789 году), ему нужно было не только восстановить кредитоспособность страны путем реструктуризации долга и введения новых налогов; ему выпала доля разгребать то, что в последствии стало денежной системой США. Гамильтон предложил построить ее на привязке к золоту и серебру одновременно. У золота были преимущества, в частности, более высокая степень стабильности, считал он. Но изъятие из обращения крупных сумм серебра могло повлечь непредсказуемые и весьма разрушительные последствия. Поэтому он предложил выпустить золотые монеты достоинством десять и один доллар, серебряные монеты достоинством один доллар и десять центов, а также медные монеты достоинством один цент и полцента, и его рекомендации нашли отражение в Монетном акте 1792 года. В этом не было никаких противоречий, поскольку в те времена и золото, и серебро считались общепризнанным «денежным» металлом. Такой «биметаллический» стандарт предполагал, что стоимость доллара определялась либо в определенным количеством серебра, либо в определенным количеством золота. В 1834 Конгресс зафиксировал соотношение золота и серебра на уровне 16 к 1, хотя рыночная стоимость золота не превышала стоимость серебра в 16 раз. Калифорнийская золотая лихорадка 1840-х годов еще сильнее снизила относительную ценность золота, таким образом, фактически, Штаты перешли на золотой стандарт

Мало монет


Несмотря на то, что банковские билеты менялись на золотые или серебряные монеты по требованию, банки, как правило, не хранили в своих сейфах достаточное количество монет, чтобы погасить все свои билеты одновременно. Например, в 1832 году у Второго банка Соединенных Штатов было монет на сумму 7 млн. долларов, тогда как в обращении находились банковские билеты на сумму 21.4 млн. долларов, и еще 22.8 млн. долларов размещались на счетах вкладчиков. Большинство других банков функционировали по такому же принципу. Фактически, валюта США была прочно привязана к серебру и золоту, но денежная масса зависела от степени готовности коммерческих банков к риску. Следовательно, банки были склонны к финансовой панике, особенно в условиях почти нерегулируемой финансовой среды в Америке начала 19-ого века. Если вкладчики или держатели билетов начинают сомневаться в способности банка выплатить им твердую валюту, они мчатся к кассе, чтобы получить свои деньги раньше других. В этих условия может обанкротиться даже самый надежный банк. На ранних этапах истории США банкротства банков не были такой уж редкостью: паники случались в 1819 году, в 1837, 1857, 1860 и 1861 годах.

Штаты отказались от золотого стандарта во время хаоса Гражданской войны, следуя примеру Великобритании, Германии, Франции и и многих других стран. Однако в 1879 году они вернулись к золотой привязке. Но стоимость чего бы то ни было растет и падает под влиянием сил спроса и предложения, поэтому реальная стоимость доллара колебалась в зависимости от экономического роста (который ведет к увеличению спроса на деньги) и добычи золота (которая ведет к увеличению предложения денег). Когда мировая экономика развивалась быстрее, чем открывались новые месторождения золота, металл становился дороже относительно других товаров. А, так как доллар был привязан к золоту, общий уровень цен снижался. Падение цен в конце 19 века нелегко далось людям - особенно фермерам с ипотечными кредитами: выплачивать долги стало сложнее, поскольку сумма долга была фиксированной в номинальном выражении. Золотой стандарт при отсутствии центрального банка не позволил увеличить денежную массу, чтобы предотвратить дефляцию. Сторонники теории «свободного серебра» во главе с Уильямом Дженнингсом Брайаном, считали, что денежная масса вырастет, если поднять серебро на одну ступень с золотом. Это приведет к росту инфляции и облегчит выплату долгов. Но Брайан проиграл судьбоносные для него президентские выборы 1896 года Уильяму МакКинли, который выступал за «надежные деньги», поэтому в 1900 году Закон о золотом стандарте окончательно сделал золото единственным стандартом.

Фиксированные валютные курсы


В конце 19 в начале 20 века объемы мировой торговли существенно выросли, а золотой стандарт лег в основу международной валютной системы. Крупные страны привязывали стоимость своих валют к золоту, поэтому их курсы относительно друг друга оставались неизменными. Если объем импорта в стране превышал объем экспорта, у ее торговых партнеров скапливалась ее валюта, и они могли обменять ее на золото, истощая, таким образом, национальные запасы золота страны-импортера. Уменьшение запасов золота вело к сокращению денежной массы, снижению внутренних цен и заработных плат, что, в свою очередь, сдерживало импорт и повышало экспорт, корректируя, таким образом, дефицит торгового баланса. В октябре 1929 года рухнул фондовый рынок США, за ним, как костяшки домино, обвалились рынки по всему миру. Кредитный пузырь, формировавшийся в 20-е годы, с шумом лопнул, оставив домохозяйства и компании с огромными долгами. Банки начали рушиться. Федрезерв, которому тогда не было и двадцати лет, не сделал почти ничего, чтобы остановить это безумие. Золотой стандарт связывал его по рукам и ногам, не позволяя увеличить денежную массу и поток кредитования. Но президент Герберт Гувер испытывал практически религиозную веру в золотой стандарт, и считал, что нет никакой нужны менять сложившиеся практики. Сначала, когда американская экономика начала сокращаться, золото хлынуло в США из других стран. Чтобы остановить отток, центральные банки повысили процентные ставки, фактически, импортируя экономический спад в свои страны. Монетарное ужесточение, начавшееся в Германии и США, распространилось очень быстро, поскольку страны начали конкурентную девальвацию, загнав себя в порочный круг. Центральные банки стремились конвертировать свои активы в иностранной валюте в золото, сокращая объем мировой денежной массы. Высокий спрос на золото спровоцировал увеличение его стоимости по отношению к другим товарам. А, поскольку стоимость золота (в долларах) была фиксированной, стоимость всего остального (тоже в долларах) начала падать, усугубив дефляцию.

Цепляясь за золото


В 1931 году, не сумев остановить истощение своих золотых запасов, Великобритания отказалась от золотого стандарта. Но в США Президент Гувер и Министр финансов Эндрю Меллон цеплялись за него изо всех сил. Федрезерв повышал ставки в разгар рецессии. Франклин Д. Рузвельт под разными предлогами отказывался делать заявления на этот счет и комментировать ситуацию, пока не занял пост президента в 1933 году, однако, многие инвесторы ожидали, что США девальвируют доллар относительно золота. Настраиваясь на падение стоимости доллара, они меняли его на другие валюты и золото, что вело к сокращению золотых запасов Америки. Четвертого марта 1933 года, когда Рузвельт занял пост президента, страна была охвачена финансовой паникой. Банки столкнулись с повышенным спросом на наличность со стороны вкладчиков, поэтому многие штаты к этому времени уже объявили банковские каникулы или резко ограничили снятие средств, финансовая система была практически парализована. Рузвельт сразу же объявил банковские каникулы, начиная с 6 марта, и приказал банкам прекратить экспорт золота.

Он быстро провел Чрезвычайный закон о банках, который позволил министерству финансов потребовать обмена всего золота на руках у частного сектора (монеты, слитки, сертификаты) на незолотые формы валюты - он воспользовался этим полномочием 5 апреля, эффективно прекратив, таким образом, конвертацию. Страх перед девальвацией продолжал расти, а стоимость доллара падала по отношению к другим валютам. Поэтому Рузвельт ввел также запрет и на экспорт золота. В то время многие договоры - включая те, которые регулируют обращение ряда казначейских облигаций - содержали пункты об индексации с учетом стоимости золота, то есть кредитор мог потребовать оплаты в золоте, в качестве защиты от инфляции. Пятого июня Конгресс признал все такие пункты недействительными, лишив кредиторов возможности требовать золото вместо долларов. Фактически, это было дефолтом, поскольку США нарушили обещание явным образом данное своим кредиторам - единственным дефолтом со времен Александра Гамильтона, который реструктурировал долг в 1790 году. Удивительно, но отказ от золота и отмена пунктов об индексации с учетом стоимости золота не разрушили доверие к государственному долгу. Рынок вообще практически никак не отреагировал на эти события. В период действия золотого стандарта часто приостанавливали конвертацию бумаги в металл, поэтому аннулирование пунктов об индексации само по себе не спровоцировало панику. Более того, отказ от золотого стандарта и девальвация доллара, вне всякого сомнения, помогли американской экономике преодолеть дефляционные давления и начать долгую дорогу наверх, из глубины Великой депрессии.

Падение доллара


Золотой стандарт обвиняли в усилении самого жестокого экономического кризиса индустриального века. В январе 1934 года Рузвельт официально установил курс доллара против золота на уровне 35 долларов за унцию - что намного ниже, чем курс 20.67 долларов за унцию, который не менялся с 1834 года. Некоторые советники Рузвельта были обеспокоены таким отказом от золота; директор по бюджету Льюис Дуглас даже назвал это «концом западной цивилизации». Но конец не наступил. Напротив, доллар заменил золото, став основой для мировой торговли. Одно из важнейших событий в современной экономической истории, Валютная и финансовая конференция Организации Объединенных Наций, состоявшаяся в Бреттонвудсе в июле 1944 года, закрепила за ним этот статус. Основной задачей собравшихся, в том числе и американских делегатов, Генри Моргентау, министра финансов при Рузвельте, и Генри Декстера Уайта, ученого, присоединившегося к министерству финансов в 1934 году, было восстановить растерзанную послевоенную Европу и не допустить еще одной Великой депрессии. Главным вопросом было то, какие деньги будет использовать мир для международных операций.

В конечном счете, было принято решение использовать доллар в качестве мировой резервной валюты, поскольку ФРС могла печатать его в ответ на растущий спрос. Страны могли накапливать и хранить у себя доллары в качестве базы для создания собственной денежной массы, а не конкурировать друг с другом за скудные золотые резервы. Британский экономист Джон Мейнард Кейнс, однако, придерживался другого мнения. На конференции он среди прочего, предлагал создать международную валюту для центральных банков, «банкор», которая будет регулироваться новой международной организацией. Кейнс не хотел иметь ничего общего с золотом, которое он назвал «варварским пережитком», но и доллар в качестве резервной валюты его не устраивал, потому что он опасался монетарного доминирования американцев. Кейнс, а с ним и англичане, однако, были вынуждены уступить Уайту и американцам почти по всем пунктам.

Ни одна международная валютная система не смогла бы существовать без поддержки США, у которых был самый обширный золотой запас, необходимый другим странам для импорта американских товаров. Другие страны нашли успокоение в том, что доллар снова можно будет конвертировать в золото, что давало им возможность отказаться от него, если Штаты начнут злоупотреблять своими привилегиями. Доллар был основан на золоте, но перерос его. Его доминирование стало возможным благодаря фискальному благоразумию и монетарному консерватизму. Как долго проживет такое сочетание добродетелей?


Подготовлено Forexpf.ru по материалам агентства Bloomberg

 ↑↑↑  
  

ОТПРАВИТЬ СООБЩЕНИЕ на сайт
не более 1000 символов !
Здравствуйте, уважаемый читатель!
Прежде чем писать сообщение, прочитайте, пожалуйста, следующие правила.
1. Пользуйтесь системой меню вверху экрана, системой поиска по сайту.
2. Только если Вы не нашли ответ, можете написать свой вопрос.
3. Если ответы на вопрос есть на сайте, вопрос-сообщение удаляется или не комментируется.
4. Если вопрос лежит за рамками нашей компетенции, модератор об этом сообщит.
5. Модератор имеет право НЕ отвечать на вопросы.
6. Удаляются сообщения, нарущающие законодательство РФ.
7. Многочисленные изменения законодательства и правоприменительной практики, неоднозначность толкования норм и обычная невнимательность могут повлечь наличие ошибок. Все риски, связанные с принятием решений на основании предоставляемой Сайтом информации, лежат на пользователе.
8. Поле, отмеченное *, обязательно для заполнения. Вводя "защитный код", вы даете согласие на обработку персональных данных в указанном объеме. Мы гарантируем, что данная информация не будет передана третьим лицам.
Звать
Текст *

Капча (англ.):
Включите графику, чтобы увидеть код
  
Мы в социальных сетях
.




1 2 3 4 5